,

Может ли аншлаг быть полным?

Наталья Захарова

«Станцевать танец», «спросить вопрос» и, конечно, знаменитое «масло масляное» – наверное, каждый еще со школьной скамьи помнит, что подобное повторение однокоренных слов называется тавтологией. В свою очередь тавтология считается разновидностью плеоназма. Это явление возникает тогда, когда мы насыщаем предложение уже не однокоренными, но близкими или идентичными по значению словами. О примерах такого речевого излишества сегодня и речь

Много говорить и много сказать
не одно и то же.
Софокл

«На концерте был полный аншлаг!», «Спектакль прошел с полным аншлагом» – подобные фразы не редко можно услышать из чьих-то уст и даже увидеть на страницах печатных и электронных СМИ. Чуть ли не в каждой второй интернет-статье, рассказывающей о том, что на каком-либо мероприятии яблоку было негде упасть, излюбленным выражением автора становится вышеупомянутое сочетание. А между тем «аншлаг» вовсе не нуждается в поддержке в виде прилагательного «полный». Лингвистические справочники называют это сочетание лексически избыточным. Ведь аншлагом мы называем успех спектаклей, концертов или шоу, собирающих полные залы зрителей. То есть «полный» дублирует значение, заключенное в слове «аншлаг», неполных или частичных аншлагов не бывает, поэтому грамотно будет сказать: «Спектакль прошел с аншлагом».

Кстати говоря, упомянутое значение «аншлага», хоть и очень распространено, все же является переносным. Словари дают примерно следующее определение «аншлага»: это объявление у кассы театра (цирка, кинотеатра) о том, что все билеты проданы. Прямое значение этого существительного и привело еще к одной ошибке: многие аншлагом называют просто объявление: «Городские водоемы оборудованы аншлагами, предупреждающими об опасности выхода на лед». Тогда как те же словари снабжают «аншлаг» в этом значении пометой «разговорное», соответственно, такое употребление вне литературной нормы.

Но вернемся к «полному аншлагу», а вернее, к наиболее частотным ошибкам того же порядка.

«Самый главный приоритет для нас – это счастливый клиент», «Главный приоритет в здравоохранении – развитие общеврачебной практики» – вот всего лишь пара цитат с интернет-сайтов, которые едва ли можно назвать грамотными, тем не менее Всемирная паутина кишит подобными высказываниями, некоторые радио– и телепередачи тоже не исключение, что уж говорить об устной речи. Но, несмотря на такую распространенность, все-таки слова «главный приоритет» не могут быть парой. Согласно «Большому толковому словарю», одно из значений «приоритета» – это «первенство по времени в научном открытии, изобретении, исследовании и тому подобное». К примеру, приоритет открытия радио принадлежит Александру Попову. Другое определение «приоритета» – «преобладающее, первоочередное значение чего-либо». То есть это нечто самое важное, главенствующее, а потому «главный приоритет» – явная словесная избыточность. «Приоритет для нас – это счастливый клиент» – звучит куда лучше.

Не раз приходилось слышать и что-то вроде: «Другой альтернативы у меня нет». Об альтернативе мы говорим, когда необходимо выбрать между двумя или несколькими взаимоисключающими возможностями. Выбрать именно что-то одно, поэтому «иных/других альтернатив» не бывает в русском языке. К слову, «альтернатива» всегда требует дательного падежа: «Самокат – отличная альтернатива велосипеду» (не «велосипеда»).

И вкратце еще несколько примеров, когда одно из слов явно лишнее: «наиболее оптимальный» («оптимальный» – наиболее подходящий, самый благоприятный), «инкриминировать вину» («инкриминировать» – вменять в вину), «свободная вакансия» («вакансия» – свободная должность), «мимика лица» и «жестикуляция руками», «толпа людей» и многие другие. Но самый популярный среди них – это, конечно, «коллеги по работе», ведь «коллега» и есть товарищ по работе.