Откуда корни идут

Культура

Исторически поморская земля неразрывно связана с Новгородом

Мы продолжаем изучать малоизвестные страницы летописи архангельского края, экскурс в историю Севера для нас проводит публицист и краевед Владмир Станулевич. Темой очередного разговора стала взаимосвязь поморской и новгородской земли, которая, как оказалось, крепче, чем видится большинству из нас.

– Часто северяне, которые знают историю и помнят свою родословную, говорят: мы потомки новгородцев. Правильнее считать общность народа не по генетике, но по русской культуре. Если принимать во внимание современные генетические исследования, то жители Архангельской области в большей степени имеют сходство с новгородцами, чем с жителями центральной России, – говорит Владимир Игоревич.

Само происхождение Архангельска напрямую связано с Новгородом. Михаило-Архангельский монастырь на берегу Северной Двины, подаривший имя нашему городу и краю, благословен грамотой в 1388 году архиепископа Новгородского Иоанна: «Благослови архиепископ Новгородский Иоанн владыка у св. Михаила вседневную службу и благослови игуменом Луку к св. Михаила, и буди милость Божия и святыя Софии и святого Михаила на посадниках двинских, и на двинских боярах…». В Новгороде архиепископ Иоанн был наиболее влиятельным и всю энергию отдал борьбе с расширявшейся Москвой. В противостоянии с митрополитом Московским Иоанн доходил до того, что, отправив посольство искать заступничество к Константинопольскому патриарху, угрожал увести свою паству, в том числе и двинян, в «латинство».

Новгородцы до сих пор помнят карательный поход Ивана Грозного и разгром Новгорода в 1570 году. Осуждая действия царя, они получили поддержку русской исторической школы и современного общества.

– Читал, и не раз, что Новгородская республика сейчас противопоставляется централизаторской Москве как идеал демократии и мирного правления. Во-первых, далеко не мирного: когда двиняне задолжали налоги Новгороду, тот же архиепископ Иоанн благословил военный поход 1386 года на Двину по взысканию недоимок. А когда северяне решили перейти под власть Москвы в 1397 году, тот же Иоанн одобрил Двинской поход, к результате которого был разорен Устюг, а столицу Заволочья Орлецы взяли изменой, сторонников Москвы казнили, а крепость и город сравняли с землей – с тех пор там никто не живет, – рассказывает Владимир Станулевич. – Во-вторых, что касается демократии. Хотя Новгородская боярская республика учитывала мнение богатейших семей, великокняжеская Москва опиралась на более широкие слои населения. Обещавшая северянам свободу за переход от Новгорода, Москва сдержала слово: после уничтожения новгородской боярщины в 1479 поморы не знали крепостничества – были лично свободными «черносошными» крестьянами с правом купли-продажи земли. В конце XVIII века в Архангельской губернии насчитывалось всего 60 крепостных – слуг архангельских чиновников!

Как утверждает краевед, многие города и села на Двине имеют новгородские корни и ведут отсчет с первого упоминания в грамоте новгородского князя Святослава Ольговича от 1137 года об уплате церковной дани Пинегой, Кевролой, Емецком, Вельском, Шенкурском (Чудин), Ракулой, Верхней Тоймой, Борком, Холмогорами (Иванов погост).

Жития северных святых тесно переплетены с историей Новгорода. Антоний Сийский, родившийся в соседней с Холмогорами деревне Кехта в семье новгородцев, в 25 лет, когда умерли его отец и мать, отправился в Новгород. В течение пяти лет он впитывал в себя православную культуру новгородской земли и после очередной трагедии – ушла из жизни его жена – вернулся на Север, принял постриг и основал Антониево-Сийский монастырь.

Святой Варлаам Шенкурский – новгородский посадник Василий Степанович Своеземцев (+1467), пытавшийся отговорить Великого князя от похода на Новгород, видя тщетность своих усилий, постригся в монахи и основал на Ваге Богословский монастырь. Считается небесным покровителем Шенкурска.

– В январе я решил съездить в Новгород, посмотреть, откуда корни идут, в том числе и мои, по бабушке Надежде Овсянкиной, предки которой жили во владении Новгорода – деревне Уна, – рассказывает Владимир Станулевич. – Большой интерес для северян представляют экспонаты Новгородского краеведческого музея – с раскопа усадьбы боярина Онцифора Лукича. Именно он со своим отцом основал в 1342 году столицу Русского Севера Орлецы. Увидеть остатки крепости можно, свернув после холмогорской развилки налево к деревне Вороновское, от заброшенной базы отдыха пройти вверх по Двине по дороге километра три и подняться к деревне Орлецы. Крепость на берегу Двины частично исследована археологами, но не введена в туристический оборот, и о ней никто не пишет.

В историю Новгорода и России навсегда вошла фамилия Борецких, и особенно Марфы, вдовы новгородского посадника Исаака Борецкого (+1460-е годы). Фамилия Борецких идет от их владений на правом берегу Двины – древнего села Борок в нынешнем Виноградовском районе Архангельской области. Там по сей день сохранилась традиция борецкой росписи по дереву, золотое борецкое шитье – в этом месте до сих пор теплится новгородская культура, корнями уходящая вглубь веков. Борецкие имели большие владения не только в Борке, но и на берегу Белого моря – от устья Двины до устья Онеги и дальше.

Есть еще одна противоречивая страница совместной истории Поморья и Новгорода – битва на притоке Двины речке Шиленьге 27 июля 1471 года. Когда Иван III пошел с войском на Новгород, одновременно были отправлены войска на Двину. Вот как рассказывает об этом повесть: «И в тот же день был бой у воевод Великого князя… на Двине с князем Василием Шуйским, а с ним вместе были заволочане все и двиняне. Было же с ним рати двенадцать тысяч, а с воеводами великого князя было рати четыре тысячи. Бой же случился на берегу, выйдя из лодок, начали биться пешими в третьем часу дня того, и бились до захода солнечного, и, за руки хватая, рубились, и знамя у двинян выбили, а трех знаменосцев под ним убили и знамя захватили. И тогда двиняне заволновались и уже к вечеру одолели полки Великого князя и перебили множество двинян и заволочан, а некоторые потонули, князь же их раненый бросился в лодку и бежал в Холмогоры…». Проиграв сражение, двиняне выиграли будущее – освободились от новгородских бояр и стали на столетия свободными покорителями Арктики, Сибири, кораблестроителями и получили большую страну – Россию. А поле боя у деревеньки Шиленьга, что за Двиной напротив Березника, забыто – его не обследовали археологи, а на могилах побежденных не стоит даже креста.

Как отмечает Владимир Станулевич, новгородские историки деликатно не выходят за рамки своей территории, не исследуют взаимоотношения Новгорода с Русским Севером. Тогда как значительной частью прошлого величия Новгород обязан Двинской земле, обеспечивавшей его лет триста-четыреста пушной данью. Новгородцы на пути «из варяг в греки» снабжали сначала Византию, а потом Европу северной пушниной и солью.

– Исторически мы неразрывно связаны с Новгородом. Многие события, интересные новгородцам, происходили на нашей земле. И наоброт, многие документы по архангельской истории хранятся в новгородских архивах, – говорит Владимир Станулевич. – Если взглянуть шире, то у двух городов есть все основания стать побратимами, корни у нас схожие.

 

Наталья ЗАХАРОВА