Я земной шар чуть не весь обошел…

Люди и события

В 1944 году за разгрузку судов Cеверных конвоев Алексей Зинченко получил орден «Знак Почета» из рук Ивана Папанина

Евгений КОЖИН

Ветеран Северного морского пароходства, член клуба «Братство Северных конвоев» Алексей Зинченко в мае отметил свой 97-й день рождения. Мы встретились с этим удивительным человеком и попросили его рассказать о своей жизни. Ниже – трогательное повествование Алексея Ивановича.

В ссылке

– Я уроженец Полтавской области. Родители – из крестьян. В 30-е годы Сталин признал их врагами народа, и всю семью выслали на Север, в Няндомский район. Было мне тогда десять лет, сестре – три года. Жили в поселке Икса в лесу.

Крепили оборону страны

– В октябре 1941 года меня мобилизовали и направили в Кандалакшу на оборонно-строительные работы. Строили площадки для дзотов: в скале долбили шлямбурами лунки глубиной по 5–10 сантиметров, потом закладывали в них взрывчатку и подрывали. Прокладывали дорогу через болото, валили ели. Жили в шалашах. Кормили нас соевым супом и кашей, хлеба было мало, и постоянно хотелось есть. В декабре привезли в Кемь и впервые за три месяца сводили в баню…

Встречи с Папаниным

– Оттуда снова увезли в Иксу, и до марта 1942-го я работал на лесоповале. Весной меня отозвали и направили в Архангельск. На Бакарице строили причалы для приема и швартовки судов союзников. Однажды после ночной смены сводили нас, несколько человек, в баню, приодели и отвезли в город на встречу с Иваном Дмитриевичем Папаниным. Тот с каждым за руку поздоровался: «Браток, садись!» – а потом сообщил, что скоро придет караван судов союзников с вооружением и снабжением, поэтому предстоит работать ударно. Накормили в столовой и снова увезли на работу.

Разгружали суда в Архангельске и Молотовске по 12 и более часов в сутки. Был даже случай, когда ночевали прямо на судне «Двина», которое загружали рудой. И так до глубокой осени. Со временем нам немного урезали питание, но Папанин, когда узнал об этом, тут же сменил руководство и с питанием все уладил.

Орден вручал контрадмирал

– В октябре перебросили нас на разгрузку судов в Мурманск. Поселили в землянках, но в баню водили регулярно и белье меняли. Там были постоянные бомбежки. Однажды снаряд попал прямо в трюм судна, пробил корпус и затонул. На наше счастье, почему-то не взорвался…

Осенью 43-го нас снова привезли в Архангельск, расформировали, дали «бронь» и ввели в состав Северного государственного морского пароходства. Работал и на разгрузке судов, и в стройконторе, был мастером по лесу. В 1944 году за разгрузку караванов меня наградили орденом «Знак Почета». Вручал Папанин.

В каботажном плавании

– Закончилась война. Когда не стало Сталина, в жизни начались перемены. Что касается меня, то пошел работать на лихтер № 86, ходил в каботажное плавание. Но визу мне не открывали, хотя помочь хотели. Как-то вызвали в отдел кадров пароходства и предложили переписать в личном деле пункт, где было указано, что мой отец спецпереселенец. Тогда, мол, получу визу. Я отказался.

Познавал жизнь в сравнении

– Трудился честно. Со временем ограничения по выезду за границу сняли. И началась моя «заграничная» жизнь. На пароходе «Енисей» работал боцманом и заслужил орден Трудового Красного Знамени. Как записано в трудовой книжке, «за успехи, достигнутые в развитии морского транспорта». Позже работал на пароходе «Петровск».

В 1963 году принимал в Польше теплоход «Селенгалес», в 1969-м участвовал в приемке теплохода «Кара». Обошел почти весь земной шар. Был на Кубе и в Латинской Америке – в Мексике. Почти полгода отработали на линии Веракрус – Гавана, кукурузу возили.

Помню, на Цейлоне простояли целых семь месяцев. Пришли на этот остров из Новороссийска с цементом, а там – как будто цивилизация не дошла. Никаких механизмов для разгрузки такого строительного материала, и причалов оборудованных не было. Так что разгружали на рейде, и все вручную…

Или еще такое запомнилось: из Николаева пришли в Александрию с углем. Разгрузка там велась так: на гак навешивали четыре-пять корзинок, загружали углем килограммов по 100, потом переносили за борт и высыпали на землю, а уже оттуда набирали в другие корзинки килограммов по 20–30 и уносили.

Моряк сошел на берег

– Ходил в Игарку за лесом, в Дудинку с оборудованием, с генеральным грузом, на Новую Землю доставляли какой-то груз. А потом, когда стукнуло 50, забарахлило сердечко и в море меня больше не выпустили. Направили в заготконтору, а там предложили работу начальника АХО. Как я ни отказывался, пришлось-таки принимать дела – жить-то надо было. Но следует отдать должное моим руководителям – во всем помогали, особенно в самом начале.

Итого в пароходстве отработал почти 40 лет, за это время не получил ни одного выговора или порицания.

Секреты долголетия

– Как дожил до 97 лет? Никогда не курил, спиртным не увлекался, а сейчас даже пива не пью. Питание обычное. Еще недавно зарядку делал каждое утро, сам готовил обеды, выходил на прогулку. В последнее время тяжеловато стало. Дочка во всем помогает – она и раньше постоянно была рядом, а теперь приходит каждый день, прибирает, готовит, ухаживает.

А вообще, у меня всегда был оптимистичный взгляд на жизнь. И это меня здорово поддерживает.