Поморская мягкость и музыкальность

Культура

Оркестр Северного хора отметил 65-летие

Анна СИЛИНА,
фото: Кирилл ИОДАС

 

Все мы знаем Северный хор, любим за его неповторимое исполнение поморских песен. А еще – за инструментальную музыку: ее мягкость, плавность и точность звучания, которые отличают оркестр прославленного коллектива.

 

Оркестр русских народных инструментов был создан в хоре в 1952 году. С 1958 по 1995 годы коллективом  руководил заслуженный артист РСФСР Борис Туровник, под его началом оркестр стал таким, каким его знают и любят, приобрел особые черты, позволяющие отличать его от других. Борис Куприянович – автор множества произведений и музыкальных обработок народной музыки, которые составляют золотой фонд репертуара. Вместе со своим юбилеем оркестр в этом году отмечает 90-летие со дня рождения бывшего наставника.

С 1995 года оркестром Северного хора руководит Александр Качаев. В коллектив он пришел в конце 80-х «третьим» баяном, по сути, начинал с самого низа оркестровой карьерной лестницы. На этом инструменте он грает с семи лет, талант достался от отца, который самостоятельно овладел игрой на трофейном аккордеоне на фронте. Отец играл, а мама замечательно пела, поэтому сын не мог выбрать другой путь.

Теперь под началом Александра Качаева целый оркестр. Тому, как нужно работать с музыкантами, его научил наставник Борис Туровник.

– Уже когда Борис Куприянович заболел, я брал у него своеобразные уроки по партитуре, учился писать инструментовки, – объяснил Александр Михайлович. – Я смотрел, как он работает с оркестром, как оттачивает партии, добивается результата, чтобы звучание было таким, как надо. Он всегда советовался с музыкантами, когда писал партии. Это я перенял: когда пишу инструментовку для «неродного» мне инструмента, например для балалайки, всегда спрашиваю совета оркестра.

Оркестр Северного хора аккомпанирует вокальной и хореографической группам, а также выступает с сольными номерами. Он – неотъемлемая часть большого коллектива, один из трех китов, на которых все держится.

– В концертной программе мы порой несем тройную нагрузку: аккомпанируем балету, хору, совместным номерам и в то же время исполняем сольные оркестровые произведения, – объясняет Александр Качаев.

Состав у оркестра небольшой – всего 14 человек, но стабильный. Многие музыканты в коллективе уже десятки лет. Малый состав компенсируется тем, что музыканты совмещают игру на разных инструментах. Оркестр старается разнообразить звуковую палитру, сейчас в его составе три основных группы инструментов: домровая, балалаечная и баянная. Плюс ударные, например классические малый барабан, тарелки, и народные – рубель, трещотки. А еще духовые – жалейки, свирели, окарины («петушки»).

На балалайке-контрабасе играет заслуженный артист Александр Пудышев, он пришел в оркестр в начале 80-х годов. Мужчина уже пару лет как на пенсии, но любимое дело не бросает.

– Уже 35 лет играю на балалайке-контрабасе, – говорит музыкант. – Это основа оркестра, ритм, темп – все держится на нем. Чтобы владеть контрабасом, нужно умение, что и для игры на других инструментах, плюс сила. Наверное, поэтому контрабас – мужской инструмент.

В оркестре Северного хора играли настоящие самородки, например Валентин Большаков, который сам делал духовые инструменты, или Сергей Сметанин – известный гармонист, который вырос как музыкант в оркестре Северного хора и превратился в солиста.

Несколько лет назад в хоре появился малый оркестр, подрастает молодая смена музыкантов. Сейчас в нем занимаются 13 человек. – Чтобы к нам попасть, ребята должны окончить музыкальное училище, – объяснил Александр Качаев. – Таких самородков, которые с музыкальной школы приходят, мало. Хотя раньше были те, кто играл виртуозно даже без образования.

У оркестра Северного хора очень плотный график: постоянные гастроли и разъезды по стране.

– В октябре мы были на фестивале в Твери, посвященном 100-летию Нины Константиновны Мешко, она оттуда родом, – рассказал руководитель оркестра. – Потом  участвовали в III Фестивале Русского географического общества  в Москве. Декабрь тоже расписан.

В основном все партитуры для оркестра Александр Качаев  пишет самостоятельно.

– Конечно, в этом деле нужен навык, – объяснил он. – Многое зависит от мелодии, которую надо обработать. В основном мы сосредоточены на том материале, который исполняет хор. Нам есть где развернуться: границы только внутренние, нельзя допустить в обработке  мелодий «попсы» или уклона в эстраду. Любой музыкант всегда отличит исполнение Северного хора от других. Оркестр нашего коллектива всегда отличала мягкость и музыкальность. Одной из своих задач я считаю сохранение этого стиля.