Немецкий след на архангельской земле

Газета, Главная новость, Люди и события

Вильгельм Брандт, Яков Лейцингер, Вильгельм Гувелякен – эти имена стали для Архангельска знаковыми.

В столице Поморья в эти дни проходят традиционные Дни Германии. Стоит отметить, что немцы для дореволюционного Архангельска сделали очень и очень много. Брандт, Лейцингер, Гувелякен, Мейеры и многие другие были незаслуженно вычеркнуты из истории в советские годы. И возвращены Архангельску лишь около 30 лет назад.

…Мое знакомство с историей родного города началось с фигуры Якова Лейцингера. Услышал я о нем уже достаточно поздно и был сильно удивлен, что его имя в городе никак не было увековечено. Яков Иванович был известным архангельским фотографом, его глазами мы видим город конца XIX-начала ХХ века.

Вот как писали о работе Якова Ивановича в Архангельске современные историки: «В 1881 году он переезжает в Архангельск, покупает дом на Псковском проспекте (сейчас проспект Чумбарова-Лучинского), пристраивает к нему большую веранду и организовывает хорошо оснащенный фотосалон. Несмотря на жесткую конкуренцию, дела его пошли в гору, видимо, потому, что этот человек имел не только талант фотохудожника, но и прекрасные организаторские способности. Лейцингер получил исключительные права на съемки в городе и по всей губернии (в те годы на это требовалось особое разрешение). Благодаря его работе мы можем любоваться видами былого Архангельска. Кроме того, Лейцингер стал «штатным фотографом», участвовал в поездках губернаторов Энгельгардта и Сосновского по всей Архангельской губернии, привозил огромное количество снимков. Посылал их в различные северные журналы, не беря гонораров».

Яков Иванович в конце XIX века был чрезвычайно популярной фигурой в нашем городе. Порядочный, скромный, по-немецки точный и педантичный. Неудивительно, что в 1897 году его выбрали гласным городской думы, а через шесть лет – городским головой. На этот пост он переизбирался четыре раза, больше, чем многие его предшественники. Возможно, поработал бы и еще срок, если бы не скоропостижная смерть, наступившая 1 сентября 1914 года.

Сегодня про Якова Лейцингера говорят как про созидателя. При нем были проведены большие работы по благоустройству города: построены несколько школ, два приемных покоя и амбулатория, проложен водопровод.

Именно он инициировал устройство городской электростанции и проведение трамвайной линии. К сожалению, многие начинания городского головы уже сегодня исчезли, например трамвай. Но, к счастью, несколько лет назад в честь лучшего городского головы Архангельска была названа школа. А его могила, долгое время заброшенная, была сначала приведена в порядок, а затем состоялось перезахоронение к центральному входу на Ильинское кладбище. Нет-нет да и звучат вполне разумные мысли назвать в нашем городе улицу в честь Якова Лейцингера.

Но кроме Лейцингера легендарным в Архангельске стало имя Вильгельма Брандта, жившего и работавшего в начале XIX века. Он родился в 1779 году в немецком городе Гамбурге. В 14 лет отправлен отцом в Россию, служил в Архангельской торговой фирме А. Беккера, затем торговал в качестве иностранного гостя, позже  основал фирму «Брант, Родде и К°».

В 1809 году Вильгельм Брандт принял российское подданство и был записан в купцы 1-й гильдии с «капиталом 50 100 руб.». Поселился в Архангельске, где учредил фирму «Вильгельм Брант». Одновременно с торговлей Брандт занялся производством сахара, построил каменный сахарный завод (в 1893 году, после реконструкции, в здании было открыто Техническое училище им. Петра I), владел двумя корабельными верфями, канатной фабрикой, лесопильными заводами в Архангельске и Онеге. В конце 20-х годов снарядил экспедиции к Новой Земле, субсидировал исследования академика Гофмана. Два года Вильгельм Брандт был городским головой Архангельска. Говоря современным языком, он был миллионер-олигарх, в 1832 году торговый оборот фирмы Брандта достиг 9 412 379 рублей (на 1,5 млн рублей уступая обороту Архангельского порта в целом). Но свои деньги он регулярно жертвовал на благотворительность. Это для купцов Архангельска считалось нормой.

Впечатляет могила Вильгельма Брандта на Вологодском кладбище – историк Юрий Барашков сравнил ее с роялем. Несмотря на то что со дня кончины прошло около 200 лет, памятник еще хорошо сохранился. Правда, отколота часть креста: старожилы рассказывают, что об него собирающиеся на кладбище бомжи открывали бутылки. И тоже очень странно, что имя Брандта, столько сделавшего для нашего города, никак не увековечено. А традиции меценатства, которые он в свое время заложил, сегодня, по сути, утрачены.

Судьба Вильгельма Гувелякена – последнего городского головы Архангельска – была созвучна трагической эпохе России первой половины XX века. Он родился в 1857 году в семье обрусевших немцев. Был известным предпринимателем, совладельцем Товарищества Кемских лесопильных заводов, торгового дома «Сурков и Шергольд», Северного лесопромышленного товарищества «Сурков и Шергольд», Лесопромышленного акционерного общества «Норд».

Но кроме купечества Гувелякен был известным общественным деятелем. Например, он возглавлял попечительский совет Архангельского торгово-мореходного училища, командором Архангельского речного яхт-клуба. С 1895 до 1903 года избирался городским головой Архангельска. И вернулся на этот пост после скоропостижной кончины Якова Лейцингера в 1914 году. В этом качестве он встретил февральскую революцию 1917 года. А затем на короткое время был назначен Временным правительством на должность архангельского губернатора. После Гражданской войны Вильгельм Гувелякен, как тысячи других несогласных с политикой советской власти, вынужденно покинул страну и закончил свои дни в Гамбурге.

Немцы оставили ощутимый след на архангельской земле, вложились в экономику северного края. И даже несмотря на «советское забвение», сегодня многие вспоминают эффективную деятельность предпринимателя Брандта, созидания городских глав Якова Лейцингера и Вильгельма Гувелякена, а также многих других немцев, живших и работавших в Архангельске. Не зря ведь бытует мнение о «немецком качестве» – безупречном и долговечном.

Алексей МОРОЗОВ