Коррупционеры напрасно не боятся наказания

Газета, Главная новость, Люди и события

Прокурор Дмитрий Поликарпов – о проявлении казнокрадства и противодействии ему.

9 декабря отмечается Международный день борьбы с коррупцией. Явление взяточничества и казнокрадства корнями уходит в далекое прошлое нашей страны. Еще великий сатирик Михаил Салтыков-Щедрин говорил: «Разбудите меня через сто лет и спросите, что делается в России, и я вам отвечу: пьют и воруют».

Для нынешнего времени коррупция – одна из острых проблем. Новостные сводки регулярно выдают данные о задержании того или иного взяточника, о громких процессах над высокопоставленными чиновниками. Иногда складывается ощущение, что эта тенденция стала раковой опухолью нашей страны, захватившей почти все органы.

Накануне Всемирного дня борьбы с коррупцией мы поговорили с прокурором отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции прокуратуры Архангельской области Дмитрием Поликарповым.

– Дмитрий Александрович, каковы данные о коррупционных преступлениях за 2018 год и насколько их число выросло или снизилось по сравнению с прошлыми годами?

– На территории области за 9 месяцев 2018 года выявлено 281 (за аналогичный период 2017 года – 239) преступление коррупционной направленности, из них 93 (117), или 33 процента (49 процентов в 2017 году), составило взяточничество. Судами рассмотрено 42 (59) уголовных дела о преступлениях коррупционной направленности, осужден 51 (67) человек.

Основными сферами, подверженными коррупционной преступности, явились: жилищно-коммунальное хозяйство, распоряжение бюджетными денежными средствами и муниципальным имуществом, здравоохранение, образование, закупка товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд.

– Какие коррупционные дела имели наибольший резонанс? И каковы максимальные размеры взяток?

– Прежде всего – это уголовное дело в отношении главы Котласского района Светланы Бачурихиной (ранее – Бральниной) по фактам взяточничества и хищения денежных средств путем обмана и злоупотребления доверием. Сейчас дело рассматривается в суде. Уголовное дело в отношении бывшего депутата Архангельской городской Думы Гусейна Алиева, который за получение удостоверения помощника депутата получил взятку в размере семи тысяч долларов, за что осужден приговором суда к трем годам лишения свободы. Кроме того, выделил бы дело о взятке Николая Гринькова – заместителя начальника УЭБиПК УМВД России по Архангельской области.

Что касается размеров взяток, то самая большая – три миллиона рублей – фигурирует как раз в деле Гринькова.

– В борьбе со взяточничеством очень важна профилактическая работа. Чтобы упреждать. Что конкретно делается в этом направлении?

– В действующем законодательстве установлен ряд запретов и ограничений как для лиц, замещающих государственные должности, – министров, депутатов представительных органов, осуществляющих полномочия на профессиональной основе, так и для государственных и муниципальных служащих. Такие ограничения и запреты касаются занятия иной оплачиваемой деятельностью, принятия на работу в подчинение близких родственников, получения подарков, недопущения конфликта интересов и так далее. Эти ограничения приносят свои положительные результаты. Кроме того, немалое значение отводится декларированию сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера.

Только в текущем году прокурорами выявлено более 1,3 тысячи нарушений закона, для их устранения внесено свыше 500 мер прокурорского реагирования, по ним 263 лица привлечены к дисциплинарной  и административной ответственности. По материалам прокурорских проверок возбуждено 12 уголовных дел.

– Вы как-то анализируете сведения о доходах и расходах? Ведь бывает так, что чиновник задекларировал весьма скромные суммы, а покупает себе дорогие машины и квартиры…

– Да, мы проводим по таким фактам проверки. По выявленным нарушениям добиваемся привлечения виновных лиц к ответственности.

– Антикоррупционные ограничения сохраняют действие после увольнения с государственной службы?

– Законодательством установлено ограничение для приема на работу бывших госслужащих в коммерческие структуры, которые были ранее связаны с возможностью лоббирования. То есть, человек был чиновником, курировал ту или иную сферу, взаимодействовал с некими фирмами, а потом решил в одну из этих фирм трудоустроиться. В течение двух лет после увольнения с госслужбы он не может этого сделать без согласия соответствующей комиссии государственного органа по урегулированию конфликта интересов. Несоблюдение такого ограничения является основанием расторжения трудового договора.

Кроме того, если работодатель не сообщит в государственный орган по последнему месту службы о заключении трудового договора с бывшим госслужащим, то будет привлечен к административной ответственности в размере от 100 тысяч рублей.

– Каким способом простые граждане могут сообщать о фактах коррупции? Как вы на эти обращения реагируете?

– В прокуратуре области организована горячая линия по вопросам противодействия коррупции
(410-159, 410-162), осуществляется ежедневное дежурство, люди звонят и приходят, в том числе в выходные дни. Любой сигнал о нарушениях, неважно, анонимный он или нет, принимается и идет в работу. Любая поступившая информация о нарушении закона не останется без нашей реакции.

– Многие люди не очень верят в эффективность борьбы с коррупцией. Говорят примерно так: борьба ведется, но избирательно, а многие взяточники остаются безнаказанными, особенно из «высших слоев»… Согласны вы с этим утверждением?

– Работа на данном направлении ведется. Ее результатами в текущем году явилось возбуждение органами предварительного расследования уголовных дел в отношении двух депутатов представительных органов, четырех глав муниципальных образований, тринадцати руководителей предприятий и учреждений.

– И в заключение. Обрисуйте, пожалуйста, портрет российского коррупционера. Кто он?

– Академия Генпрокуратуры в рамках исследования личности коррупционного преступника сформировала его среднестатистический портрет. Эксперимент охватил примерно триста мздоимцев и казнокрадов, получивших реальные сроки заключения. Согласно данным ученых, среднестатистический отечественный коррупционер – зрелый человек от 30 до 49 лет (таких осужденных половина).

Криминологи исследовали также личное отношение преступников к содеянному. Оказалось, что треть исследуемых (28 процентов) были уверены, что им удастся избежать уголовной ответственности за коррупцию; половина – предвидели возможность привлечения к ответственности, но надеялись ее избежать.

– Получается, эти коррупционеры не верят в суровость закона?

– Они напрасно надеялись избежать наказания.

Алексей МОРОЗОВ,
фото: предоставлено прокуратурой Архангельской области