А после операции счастье стало так возможно…

Газета, Главная новость, Здоровье, Люди и события , ,

ВМП – одно из главных достижений отечественного здравоохранения за последние два десятилетия, которое делает доступным дорогостоящую медпомощь для простых людей.

Это тот случай, когда год можно считать за пять, – так говорят иногда о появлении в Северном медицинском центре имени Н. А. Семашко радионуклидной терапии и диагностики. Событие действительно стало в свое время знаковым. Строительство и открытие в 2014 году Центра ядерной медицины позволило не просто выйти на новый уровень оказания высокотехнологичной помощи, а сделать настоящий рывок вперед.

Радиоактивный йод против рака

– Наш центр ядерной медицины – первый подобный в России. Это был пилотный проект Минздрава и Федерального медико-биологического агентства, – рассказывает Елена Казакевич, директор Северного медицинского центра им. Н. А. Семашко. – Надо отметить, что долгие годы подобный вид помощи оказывали в одном-единственном учреждении в Обнинске с многоместными палатами и устаревшим оборудованием. Приходится часто слышать вопрос, почему этот проект был реализован именно на нашей базе. На церемонии открытия руководитель ФМБА Владимир Викторович Уйба по этому поводу сказал: «Мы выбирали такой центр, в котором с поставленными задачами точно справятся, и прежде всего ориентировались на кадры».

За четыре года работы центр ядерной медицины принял порядка двух тысяч человек из 170 российских городов (47 регионов). Здесь есть отделения радионуклидной терапии и диагностики, а также отдел лучевой диагностики и роботизированная иммуногистохимическая лаборатория. Ежегодно ВМП по профилю «онкология» получают примерно 350 пациентов.

В новом центре лечатся больные с раком щитовидной железы после оперативного вмешательства, и это единственный вид терапии, позволяющий им полностью выздороветь.

– Обычно человек находится у нас в течение четырех-шести дней. Кроме этого, мы оказываем высокотехнологичную помощь пациентам с костными метастазами рака любой локализации. Радионуклидная терапия стронцием не только снимает боли в костях, но и продлевает пациентам жизнь. Для обеспечения радиационной безопасности в центре имеются система специальной вентиляции и вакуумной канализации, все палаты – одноместные. Радиоактивный йод также используется при тиреотоксикозах, ежегодно такую помощь получают более 150 пациентов с повышенной функцией щитовидной железы. Терапия радиактивным йодом – альтернатива лекарственным препаратам и оперативному вмешательству при данном заболевании,– рассказывает Елена Владимировна.

После Архангельска подобные современные центры появились в Красноярске, Казани, Москве… Однако наш по-прежнему остается единственным на Северо-Западе, и порядка 40 процентов пациентов, которых он принимает, приезжают на лечение из Санкт-Петербурга.

Архангельские врачи уже наработали такой опыт, что уехали в командировку в Димитровград, где ФМБА открывает радиологический центр – самый большой в Европе, в составе которого будет и мощнейший арсенал для протонной терапии. Там они помогают коллегам.

Женское здоровье

Онкология – только один из видов ВМП, выполняемых в центре имени Н. А. Семашко. Операции делают еще по пяти профилям: травматология и ортопедия, гинекология, урология, челюстно-лицевая хирургия, оториноларингология.

Высокие технологии здесь внед-ряют с 2002 года. Начинали с 90 квот. Сейчас за год делается около полутора тысяч операций: более 500 за счет средств ОМС и более 800 – на деньги федерального бюджета.

Настоящей гордостью центра является гинекологическое отделение, которое долгие годы было связано с именем Николая Соснина – он возглавлял его почти тридцать лет, вплоть до своего ухода из жизни в 2016-м. Николай Александрович первым в области стал применять для лечения женских проблем специальный инфракрасный лазер, был в числе тех, кто в начале 90-х начинал делать лапароскопические операции, являлся первопроходцем и в ряде других важных начинаний.

Сегодня заведующим отделением является Олег Козырь – ученик Соснина, много лет работавший вместе с ним. Врачи продолжают внедрять передовые технологии, ездят на учебу в Москву и Петербург, в зарубежные клиники. За год делают 400–480 высокотехнологичных операций. В частности, решают деликатные женские проблемы, требующие реконструкции тазового дна.

– Медицина развивается быстро, появляются новые методики и материалы. Еще в начале 2000-х годов мы одними из первых в России стали работать с сетчатыми имплантами. Операции эти у нас «на потоке», восстанавливаются после них достаточно быстро – как правило, женщины уже на следующий день выписываются домой. Самое главное – это навыки, умения и четкое соблюдение технологии выполнения операции, – говорит Олег Козырь.

Олег Федорович уверен, что программа ВМП обязательно нужна. Помощь эта дорогостоящая, и за свой счет мало кто из простых людей сможет себе ее позволить. При этом ВМП – огромная польза как для системы здравоохранения, так и для пациентов. Медикам она позволяет работать эффективно и развиваться, а пациентам – после операции жить полноценной жизнью.

Помимо перечисленных высокотехнологичных операций, гинекологи занимаются и всеми остальными проблемами: кисты, миомы, бесплодие. В отделении оперируются жительницы не только Архангельска, но и других городов и районов области. Обращаются и пациентки из других городов – в частности, из Вологодской области, Республики Коми, а также из Москвы и Петербурга. Интересная история связана с молодой женщиной, приезжавшей из Северной столицы.

– Знакомые попросили меня как психолога поговорить с барышней, которая долго не могла забеременеть и собиралась делать ЭКО, из-за этого была вся в переживаниях, не спала, не ела, – делится Елена Казакевич. – Я беседую с ней и понимаю, что есть вполне конкретный диагноз, при котором после хирургической помощи возможна спонтанная беременность. В Питере она была в нескольких клиниках. Там, безусловно, есть очень хорошие гинекологи, но к ним моя собеседница почему-то не попала. Пригласила ее к нам. Она взяла направление и приехала, Олег Федорович Козырь ее прооперировал. Прошло какое-то время, и она мне звонит – все хорошо, ждет ребенка.

И будет сустав как новый

В 2005 году перед центром имени Семашко была поставлена задача – освоить ВМП по травматологии и ортопедии. Создавать отделение Елена Казакевич пригласила работавшего тогда в Котласе Сергея Боканова. Эндопротезированием он занимается более 25 лет, был в числе тех, кто стоял у истоков развития этого вида помощи в регионе.

Первые операции были сделаны в 2005 году, а на поток поставлены в 2006-м. Сначала пациентов госпитализировали в хирургию, а в 2008 году открылось травматолого-ортопедическое отделение, которое доктор Боканов возглавляет по сей день.

– Начинали мы с эндопротезирования тазобедренного сустава, затем стали делать коленный. Одинаковых операций не бывает. Тип протеза подбирается в зависимости от сложности патологии и общего состояния пациента, – говорит Сергей Петрович. – Кроме того, мы занимаемся ревизионным протезированием. Рано или поздно приходит время, когда искусственный сустав приходятся заменять на новый. Это уже другая, более сложная хирургия, требующая специальных конструкций и достаточного опыта врачей.

В отделении за год проводят порядка 450 операций по замене суставов. Операции очень трудоемкие, это тяжелый физический труд.

– Пациент на операционном столе находится в наркозе, а ногу надо поворачивать, двигать, удерживать на весу. Костная ткань достаточно плотная, поэтому приходится применять специальные методы ее обработки, они тоже физически нелегки. И в то же время работать нужно с особой точностью, – рассказывает Сергей Боканов.

После операции человека стараются поднять на ноги как можно быстрее, в идеале – в тот же день. Это важно и для профилактики осложнений, и для дальнейшей разработки конечности. Через шесть-семь дней пациентов переводят в реабилитационное отделение. Его открыли четыре года назад, чтобы обеспечить непрерывный процесс лечения и восстановления.

– Когда мы только начинали эндопротезирование, пациентов после операции везли в реанимацию, сейчас они сразу возвращаются в палату. Мы освоили все современные способы обезболивания, – рассказывает Елена Казакевич. – Было очень приятно услышать отзыв одного нашего коллеги-доктора. Первый сустав он оперировал платно в Норвегии, второй – у нас. И вот после выписки делится впечатлениями: «Небо и земля». Я внутренне сжалась, готовясь получить порцию критики. А «небо»-то у нас оказалось. Он отметил, что здесь операция прошла легче и безболезненнее. Высокотехнологичная помощь – одно из главных достижений отечественного здравоохранения за последние два десятилетия, и его важно развивать и дальше.

Наталья СЕНЧУКОВА, фото автора и предоставлено пресс-службой СКМЦ имени Н.А. Семашко