Берите пример с Ломоносова

Газета, Главная новость, Люди и события , , , ,

Доцент факультета журналистики МГУ Григорий Прутцков решил пройти «по стопам» нашего великого земляка, чтобы написать о нем интересную книгу.

Нашему земляку Михайле Ломоносову посвящено немало книг и публикаций, с его именем связаны интересные легенды, а биография как минимум в общих чертах знакома каждому. Но в том и особенность таких незаурядных личностей, что они постоянно вызывают интерес и вдохновляют на неожиданные идеи.

Связь с Архангельском – через три поколения

Доцент факультета журналистики Московского государственного университета Григорий Прутцков решил написать книгу о Ломоносове, взглянув через призму его жизни на сегодняшних студентов. А чтобы сильнее проникнуться «ломоносовской» атмосферой, совершил путешествие на родину великого ученого – побывал в Архангельске, Холмогорах и Ломоносово.

Григорий Владимирович признается, что решение отправиться на Север оказалось спонтанным. Можно сказать, сам Ломоносов подтолкнул.

– Во время зимних каникул я планировал отдохнуть где-нибудь на Северном Кавказе – в Теберде или Чечне, подышать горным воздухом. А потом вдруг мне приснился Ломоносов: будто он лежит больной, почти при смерти, и я привез ему какие-то новейшие лекарства. Он выпил их и не умер 4 апреля 1765 года, а поправился. Весь день я ходил под впечатлением от этого сна, а вечером купил билеты в Архангельск, – делится наш гость.

В столице Поморья он далеко не впервые – это восьмой визит. Причем половина из них случилась также неожиданно. Например, в 1994 году, еще во время учебы в аспирантуре, Григорий Прутцков работал в экологической газете «Спасение» и по заданию редакции отправился в командировку в Котлас и Коряжму. Об обратных билетах он заранее не позаботился, а когда настало время возвращаться – в кассе их не оказалось. Григорий Владимирович пошел прогуляться по набережной, размышляя, что же делать, и увидел у пристани пассажирский теплоход «Федор Абрамов», который вскоре отправлялся в рейс до Архангельска. На следующий день Прутцков уже осматривал достопримечательности столицы Поморья. В августе 1997-го Григорий Владимирович с приятелем отправились на выходные в Каргополь и опоздали на поезд, на котором должны были вернуться в Первопрестольную. А когда узнали, что через час пройдет состав на Архангельск, тут же взяли на него билеты…

– Столица Поморья для меня неслучайный город, с ним связана семейная история, – рассказывает Григорий Прутцков. – Мой дед Григорий Яковлевич Шапиро был кадровым военным и во время финской войны служил начальником тыла бронетанковой бригады. По долгу службы он оказался в Архангельске. Бабушка сохранила его письма той поры. Он описывал, как приехал сюда, делился впечатлениями от Северной Двины, показавшейся ему гораздо шире Волги. Дед встречал 1940 год в Архангельске, в театре драмы имени Ломоносова. В одном из писем рассказывал, как и что там происходило.

Цитата из письма Григория Шапиро от 2 января 1940 года: «…Я встречал Новый год в Архангельске, в суровых климатических условиях. Морозы здесь минус 20 и ниже. Минус 20 мы считаем теплой погодой и такие дни называем весенними. <…> В Новый год я все-таки не усидел на месте и, несмотря на то, что был одет как завоеватель Северного полюса, все же поехал в концертный зал. Концерт должен был быть увенчан встречей Нового года, но это явление прошло так бледно, так незаметно, что у меня все настроение было испорчено. Зато 1-го января мне весь день везло в разрешении хозяйственных и технических вопросов как имениннику (автор письма родился 1 января. – прим. ред.). Если не считать суровой зимы, Архангельск очень хороший город, живой и культурный. Здесь прекрасный театр, есть очень хорошие здания. Северная Двина – великолепная река. Шире Волги и настолько глубока, что океанские пароходы проходят на 60 километров от устья, где стоит Архангельск. Дни здесь очень короткие. В 4 часа дня уже вечер, и зажигается электрический свет, а в 9 часов утра темно и видны звезды».

– Дед здесь познакомился и подружился с начальником Главсевморпути Иваном Папаниным, который уже тогда являлся дважды Героем Советского Союза, – продолжает Григорий Владимирович. – Именно Иван Дмитриевич впоследствии рекомендовал деда к награждению орденом Красной Звезды. И благодаря Папанину наша семья спустя некоторое время оказалась в Москве. Дед, как и большинство военных, все время мотался по гарнизонам. Когда во время Великой Отечественной в 1942 году он погиб, бабушка осталась одна с полуторагодовалым ребенком и старенькой мамой в Ульяновске. Пришлось возвращаться в Москву, но им там не давали прописку. И она пошла за помощью к Папанину, которого к тому времени перевели в столицу. Знаменитый полярник помог решить этот вопрос.

Отцу Григория писателю-сатирику Владимиру Кашаеву тоже довелось не раз бывать на Русском Севере. Одно время он работал журналистом газеты «Советский спорт» и ездил в командировку в Архангельск – на память о той поездке в семейном архиве хранится газета «Правда Севера» за 1965 год.

Ода сидящим на ветках воронам

Последний раз Григорий Владимирович был в Архангельске в сентябре 2001 года, когда ездил с коллегами на Соловки. За восемнадцать лет многое изменилось, можно даже сказать, что со столицей Поморья пришлось знакомиться заново. Конечно, бросилось в глаза отсутствие в Архангельске трамваев и троллейбусов, сильно удивила ледовая переправа на Кегостров, на которой состоялись весьма любопытные диалоги с местными жителями. Но он признается, что в каждом городе привык видеть прежде всего что-то хорошее.

– За эти годы Архангельск преобразился, появилось много новых зданий, в том числе красивых и интересных. Сильное впечатление произвели музеи, – говорит Григорий Прутцков. – Я хорошо помню, как выглядели Гостиные дворы в мой предыдущий визит – у меня сохранилась фотография, где я стою у полуразрушенного здания. Сейчас же увидел туристический объект уровня лучших российских музеев. Обширные, со знанием дела и с любовью оформленные экспозиции, интерактивные находки, неожиданные детали… В зале, посвященном Ломоносову, представлена весьма любопытная монета. Ломоносов писал в письме Шувалову: «Я жил, когда учился в академии, на три копейки – алтын в день: копейка квас, копейка бумага и копейка хлеб». И вот там такая монета показана. Эту фразу много раз читал, но увидеть, как выглядели те самые три копейки, удалось только здесь. Прикоснуться к судьбе Ломоносова через осязаемые предметы всегда интересно. Впечатлила экспозиция, посвященная разрушенному Троицкому кафедральному собору. Она настолько реалистичная, что было ощущение, как будто я там побывал: сохранившиеся реликвии, фотографии… Всем своим знакомым, кто поедет в Архангельск, я в первую очередь буду рекомендовать краеведческий музей. Очень хорошие впечатления остались и от посещения Северного морского музея – он очень компактный, но при этом в нем удачно сочетаются артефакты с массой интерактивных элементов.

Один из дней путешественник посвятил визиту в Ломоносово. Это его давняя мечта: пытался попасть туда еще в 1999 году, но доехал только до Холмогор – это была осень, буксиры уже не ходили, а переправа еще не работала. Зато сейчас все прошло прекрасно.

– По льду проложена двухпутная дорога, вдоль нее – вешки. Машины то и дело проезжали мимо меня, и мне казалось, что я не на краю земли в безлюдном месте, а у оживленной автомагистрали в большом городе, – делится впечатлениями Григорий Владимирович. – Сначала я оглядывался, чтобы не попасть под колеса, по потом привык и пошел быстрее. Четыре километра на морозном воздухе не вызвали у меня никакой усталости. Путь занял около часа. Гуляя по селу, я вскоре оказался в сквере с большой деревянной беседкой. Там увидел заснеженный памятник Ломоносову, удивительно схожий с бронзовым Михайлой Васильевичем в нашем журфаковском дворике на улице Моховой. Впрочем, это вполне объяснимо: оба монумента создал один автор – скульптор Козловский. Моему воодушевлению не было предела. Я достал старый ломоносовский томик и начал декламировать стихи сидящим на ветках воронам: сначала прочел «Оду на восшествие на престол императрицы Елизаветы Петровны 1747 года», а затем «Вечернее размышление о Божием величестве, при случае великого северного сияния» и «Памятник».

У вас депрессия? Вспомните про Ломоносова

Музей в Ломоносово также приятно удивил московского гостя: первый на его памяти, где так подробно и всесторонне рассказывается о судьбе великого ученого и поэта. Никаких новых фактов Григорий Прутцков, конечно, там не узнал, но увидел много новых для себя картин. И разумеется, проникся атмосферой, которая поможет в работе над будущей книгой.

– Изданий о Ломоносове сотни и даже тысячи. Я же планирую написать книгу о том, как Михайло Васильевич актуален для современной молодежи, – делится планами Григорий Владимирович. – Я веду обширную переписку со студентами и каждую неделю получаю пару писем из серии: «У меня ничего не получается, я дура», «Зря я поступила на журфак», «Я ничего из себя не представляю», «У меня депрессия»… В таких ситуациях всегда говорю: берите пример с основателя Московского университета. Изначально Ломоносов был в гораздо худшей позиции, чем каждый из нас. По идее, в XVIII веке у него мог быть только один путь: идти по стопам отца, деда, прадеда – ловить рыбу, а самый пик карьеры – ездить в Петербург ее продавать. Он не мог перейти в другое сословие, не мог пойти учиться – крестьян не принимали. Представьте, если бы Ломоносов говорил: до Москвы мне не дойти, там стипендия три копейки в день – я не проживу, у меня нет знакомых, надо будет снимать угол, мне поздно поступать, да и кто меня примет… Каждый из этих аргументов более чем серьезный. И если бы Михайло Васильевич подошел к этому рационально, он так бы и ловил рыбу до конца жизни. Но он презрел абсолютно все, что его останавливало, победил все, что мешало разорвать этот круг. Да, это исключительный случай. И в то же время пример для каждого современного молодого человека, что нужно не бояться обстоятельств, не пасовать перед трудностями и не уничижать себя. Пример Ломоносова – знать себе цену, не бояться взглянуть на устоявшиеся традиции с новой позиции и уверенно идти вперед. На вводной лекции в начале сентября я обращаю внимание первокурсников на эти детали биографии основателя Московского университета и прошу их сделать себе памятку, повесить ее над рабочим столом, поставить статус на странице в соцсетях: «Ломоносов смог, и я смогу!».

Наталья СЕНЧУКОВА, фото предоставлено Григорием ПРУТЦКОВЫМ