Доброкачественная миссия Татьяны Подьяковой

Газета, Главная новость, Здоровье, Люди и события ,

Главный врач онкодиспансера с 1969-го по 2001 год, почетный гражданин Архангельска 6 апреля отметит юбилей.

Все-таки не зря говорят: у судьбы на каждого из нас свои планы. «Ни за что не пойду в онкологию», – решила в свое время студентка выпускного курса мединститута Татьяна Подьякова. А сложилось так, что именно ей выпала миссия на протяжении многих лет – кирпичик за кирпичиком – достраивать региональную онкологическую службу.

Благодаря ее энтузиазму, неравнодушию и волевому характеру был возведен целый больничный городок для онкодиспансера, именно она привозила сюда передовые для тех лет технологии и методики, открывала новые отделения.

Следи за больным сама…

– Во время обучения в институте мне доверили курировать пациентку с опухолью желудка, звали ее, как сейчас помню, Марья Александровна. Я добросовестно к этому отнеслась, потом долго навещала ее дома. У этой пациентки была, к сожалению, тяжелая форма болезни, но она прожила еще четыре года. И вот когда Марья Александровна последний раз позвала к себе – очень меня благодарила. Я видела, что она уходит, и так было нехорошо на душе. Тогда и подумала, что онкологией заниматься не буду, – вспоминает Татьяна Подьякова.

По окончании института ее распределили стартовым врачом в летный отряд на Кегострове. Татьяна Сергеевна же видела себя в хирургии. И когда узнала, что там нет хирургического кабинета – отказалась. «Ну и ладно, у меня на эту должность целая очередь из жен летчиков», – не сильно расстроилась главврач и поставила соответствующую отметку на направлении.

С трудоустройством у Подьяковой на том этапе возникли сложности: ни в Первую городскую, ни в областную больницу не взяли. Дальнейшую судьбу решила случайная встреча в трамвае с однокурсницей, которая поделилась, что работает в онкологии, и они с Валентиной Михайловной Поторжинской – заслуженным врачом РСФСР, основоположником онкослужбы в Архангельской области – операции делают вдвоем: ассистента нет, врачей не хватает. Вскоре Татьяна Сергеевна начала трудиться в онкодиспансере.

– Валентина Михайловна в хирургию меня долго не пускала, отправила на специализацию по анестезиологии, – рассказывает наша собеседница. – Это сейчас анестезиологов учат несколько лет, а у нас тогда были трехмесячные курсы. Умеешь трубку в трахею поставить через голосовые связки – молодец, готовый анестезиолог. По первости много трудностей было, но ни одного пациента не потеряла, слава Богу. Ну а потом и оперировать начала. На первых порах, когда вместе с Валентиной Михайловной в операционную ходила, все удивлялась: почему так долго? Пять-шесть часов она стоит над одним пациентом, делая резекцию желудка. В общей-то хирургии все гораздо проще. Со временем поняла, что именно благодаря такой тактике больные долго живут: Валентина Михайловна делала все аккуратно, «входила» послойно, работала на сосудах и нервах очень тонко…

Еще Поторжинская была удивительным выхаживателем. И своей будущей преемнице все время говорила: «Дорогая, следи за больным сама, перевязывай сама, пока он не встанет на ноги. Ты стоишь у операционного стола пять-шесть часов, а медсестра по неопытности, по незнанию, по небрежности за пять минут может твою работу испортить. Салфетку не ту возьмет или инструмент, руки плохо вымоет…». Когда уходила домой, после десяти вечера обязательно звонила медсестре, дежурному врачу – подробно выспрашивала про состояние пациента.

Радости и потери

Татьяна Подьякова с удовольствием рассказывает о наставниках, коллегах, коллективе, с которым посчастливилось работать. Признается, что на всех этапах ей везло с людьми. И когда она проходила этап профессионального становления, и когда после ухода на пенсию Поторжинской сама встала у руля онкодиспансера.

Шестимесячная первичная специализация в Минском НИИ онкологии и радиологии под руководством академика Николая Александрова дала запас знаний о передовых на тот период технологиях на десять лет вперед. Причем не только в диагностике и лечении больного, но и в организации онкопомощи: она участвовала в командировках группы врачей под руководством Александрова по всем этапам – от института до ФАПа.

Крутой разворот жизнь сделала в 1969 году, нашу героиню назначили главным врачом. Подьяковой только исполнилось 30 лет, а задачи перед ней стояли весьма непростые и амбициозные.

Онкодиспансер в то время находился в стареньком двухэтажном здании на улице Урицкого. Там, где сейчас развернулся больничный городок с прудом и зеленой зоной, был настоящий «шанхай» – щитовые домики, в которых жило 256 семей. Всех их предстояло расселить.

Когда все организационные вопросы удалось решить – началась стройка. С 1970-го по 1975 год были введены в строй главный (трехэтажный) и радиологический корпуса, одновременно строился пансионат для временного проживания пациентов, приезжающих из других районов, в 1979-м появилась пятиэтажная пристройка к главному корпусу, в 1985-м началось строительство восьмиэтажного корпуса, его запустили в работу в 1988-м. В 1990 году завершилось возведение пристройки к радиологическому корпусу…

Это только на словах все легко: пять лет – три здания, пять лет – еще одно… Татьяна Сергеевна вспоминает, что пришлось преодолевать целую полосу препятствий. Чего только не случалось в тот период: жесткие решения, споры, слезы… Облздравотдел не слишком разделял энтузиазм молодого главврача, и начать строительство удалось только благодаря первому секретарю Архангельского обкома партии Борису Попову. Неслучайно его вспоминают как созидателя, при котором областной центр преобразился. В появлении в Архангельске онкодиспансера его заслуга также велика. Он лично, в режиме ручного управления помогал справляться со всеми трудностями – а их оказалось немало, массой бюрократических препон сопровождался буквально каждый шаг.

– Когда я пришла на прием к Борису Вениаминовичу первый раз, мы с ним проговорили полтора часа. После специализации в Минске информации у меня было много, а он детально всем интересовался. Устроил мне целый экзамен: что, зачем, почему, как это должно быть, почему диспансер, а не просто больница? Коснулся в разговоре и лучевой терапии, химиотерапии, хирургических вмешательств, разновидностей опухолей. После чего сказал: «Хорошо, строить надо», – рассказывает Татьяна Подьякова. – Кстати, суровый в служебном кабинете, в быту Борис Вениаминович был прост и доступен. Мне довелось бывать в его семье в Москве. Умная скромная жена Мария Семеновна. Счастливый и в то же время трудный брак. Пришлось 14 раз переезжать в связи с назначением мужа из города в город, из республики в республику. Но никогда в дом не приглашались помощницы, она все делала сама. Прекрасная хозяйка, хлебосольная, доброжелательная. И общение с этой семьей всегда доставляло удовольствие.

В онкодиспансере самой надежной опорой для Подьяковой служили Юрий Сергеевич Чирухин – заместитель главврача по лечебной части, Роза Геннадьевна Раздобурдина – главный бухгалтер, Любовь Михайловна Усова – зам. по хозчасти, а также «боевой отряд» старших медсестер и, конечно, врачи, сестрички, технический персонал.

– Главным смыслом моей жизни являлась работа. И в этой жизни было всего через край: радости и потери, предательство и преданность, гордость за сделанное и ошибки. Примером порядочности может служить мой зам по лечебной части Юрий Сергеевич Чирухин, который в течение почти двух лет моего отсутствия (мужа-моряка Северное морское пароходство командировало на три года в Румынию, я поехала с ним, но потом не выдержала без работы) трудился на двух должностях – своей и исполнял обязанности главврача. И на неоднократные предложения кандидатур на один из этих постов Юрий Сергеевич не согласился. По моем возвращении в кабинете заведующего облздрав-отделом Василия Максимовича Подоляки положил ключи на стол и сказал: «Я передаю дела Подьяковой», – делится Татьяна Сергеевна. – Мне вообще повезло: встретилось столько людей, которые помогали, которым я должна низко поклониться. И в горисполкоме, и строители. Последние, правда, гоняли меня как сидорову козу: то кирпича не хватает, то железобетонных перекрытий, то еще чего-то. И я бегаю, решаю вопрос. Все работали в тесной спайке. Когда новый корпус сдавали – это всегда был такой праздник. А коллектив как сближался в эти моменты! Был в Няндоме такой хирург Фадеев: руки золотые, все оперировал – с головы до пят. И вот он однажды сказал: «Сергеевна, у тебя заведение как богадельня». Я возмутилась: что ж так обозвал-то?! А он говорит: «Богадельня – это там, где душа вкладывается в каждого». Действительно, мы все, весь наш коллектив именно так и старались работать.

Паруса – любовь на всю жизнь

Родители Татьяны Сергеевны к медицине отношения не имели, а вот она, избрав для себя врачевание, положила начало медицинской династии. Старший сын был хирургом (к сожалению, с ним случилось несчастье, и его нет в живых), младший – стоматолог-ортопед. Стоматологию выбрала для себя и внучка Валентина. Вторая внучка Татьяна получила педагогическое образование, защитила диссертацию, несмотря на уговоры бабушки, которая считала, что из нее может получиться прекрасный терапевт. Но от судьбы не уйдешь – работает она сейчас в Северном государственном медицинском университете, преподает русский язык и литературу студентам-иностранцам.

Татьяна Сергеевна всегда полностью отдавала себя любимому делу – это уже не работа, а образ жизни. Потому и сейчас по-прежнему активна, стремится делать добрые дела на благо родного города. Она входит в общественный совет при Росздравнадзоре Архангельской области.

– Мы должны собираться на заседания раз в квартал, фактически же встречаемся чаще, – рассказывает Татьяна Сергеевна. – Поднимали много актуальных вопросов: по лекарственному обеспечению, по борьбе с фальсификатом в аптеках, по туберкулезу, по страховой медицине, по совершенствованию онкологической помощи. Разбирали проблему наркомании. Я считаю, что необходимо обязательно проводить тестирование школьников и студентов на наркотики. Помню, у одного моего знакомого ребенок учился в Австрии. И там новый учебный год, когда после каникул все возвращались, начинался с подобного обязательного тестирования. И никто ничего страшного в этом не находит. У нас же почему-то сразу кричат про нарушение прав человека. Наркотики сейчас гораздо опаснее многих других факторов риска. За время врачебной практики мне доводилось видеть детей в состоянии ломки – жуткое зрелище. Так что здесь все меры хороши, чтобы уберечь молодое поколение.

С 2014 года Татьяна Подьякова как почетный гражданин города (это звание было присвоено ей в 1996-м) и просто неравнодушный общественник ходит по всем инстанциям, пытаясь продвинуть тему возрождения и продолжения строительства парусного центра «Норд» – помогает коллективу во главе с молодым директором Александром Осколковым. Эта детско-юношеская спортшкола частично не достроена уже долгие годы – с 90-х. «А Подьяковой-то это зачем?» – задаются порой вопросом удивленные напором Татьяны Сергеевны чиновники и депутаты.

– С Юрием Сергеевичем Анисимовым – участником Олимпийских игр в Мехико в 1968 году, который создавал парусный центр и чье имя он сейчас носит, мы вместе учились в мединституте и хорошо друг друга знали. Став директором детской спортивной школы, он начал это строительство. На первых порах дело шло хорошо. В 1989-м все застопорилось, в какие двери он только не стучался… Пришел ко мне за помощью, я тогда была депутатом. Пыталась ему помочь, но ничего не получилось, уже начинались 90-е годы, когда все вокруг стало рушиться, – рассказывает Татьяна Сергеевна.

А еще Татьяна Подьякова, оказывается, сама занималась парусным спортом, хотя и недолго. Ходила под парусом на яхте классе М в качестве матроса, а капитаном была сестра Юрия Анисимова – Маргарита.

– Однажды мы с ней даже ездили в Калининград на соревнования и заняли там призовое место. Ощущения, которые дарит этот вид спорта, не сравнимы ни с чем. Представляете, ты ставишь спинакер (тип паруса, предназначенный для использования на полных курсах; на яхте используется как дополнительный – прим. ред.) при малом ветре и вдруг – сильный порыв. И такая красота, наблюдать как спинакер надувается на яхтах во время соревнований: впереди то розовый, то желтый, то голубой, то белый, – делится Татьяна Сергеевна. – Или на трапеции: ноги на борту, а сама выкидываешься за борт и летишь прямо как ласточка. Вот на соревнованиях в Калининграде так и летела, а потом сильная волна – раз по ногам, и я в воду. Хорошо, тренер за спасательный жилет вытащил… Это моя мечта и цель – чтобы парусный центр все-таки был достроен. Архангельск – морской город, здесь есть морской кадетский корпус и Арктический морской институт, проводятся регаты. Была бы достойная база – поехали бы сюда и зарубежные яхтсмены. И конечно, у юных северян появилось бы гораздо больше возможностей заниматься этим видом спорта, становиться настоящими мужчинами.

Татьяна Сергеевна всегда с удовольствием откликается на предложения встретиться с молодежью. Недавно, например, проводила открытый урок в школе № 14.

– Посмотрела на ребят – глаза умные, добрые; лица серьезные. Хорошая смена растет, – говорит наша собеседница. – Я постаралась донести до ребят самую главную мысль. В школьном периоде закладывается база для дальнейшей жизни. Что из него возьмете, так и пойдете дальше. Научитесь вдумчиво читать – будете всю жизнь читать, от книги вас не оторвешь. Научитесь добру – добро будет сопровождать вас всю жизнь. Научитесь встречать трудности плечом к плечу – так и по жизни друзья будут рядом с вами. И еще никогда не бойтесь спрашивать, спросить не страшно – куда страшнее не знать. Я всегда жила по таким принципам, и они меня никогда не подводили.

Наталья СЕНЧУКОВА