Акулий оскал на носу – придумка старпома

Газета, Главная новость, Люди и события , ,

Выставка «60 лет отечественному атомному ледокольному флоту» посвящена землякам, выбравшим своей профессией работу в море

В этом году ледокольному атомному флоту исполняется 60 лет. Среди моряков, что когда-то работали и до сих пор продолжают нести службу в суровых условиях Заполярья, немало наших земляков, северян – последователей славных поморских традиций. Моряки и ветераны атомного ледокольного флота при поддержке Федерального государственного унитарного предприятия «Атомфлот» и одной из коммерческих компаний решили рассказать о северянах, участвовавших в освоении Арктики. Тематическую уличную выставку «60 лет отечественному атомному ледокольному флоту» можно увидеть на Воскресенской, 17.

Ее инициатор и организатор – Владимир Преловский, в прошлом – главный физик атомного лихтеровоза «Севморпуть». Вместе с Иваном Поповым, главным инженером-механиком атомохода «Ямал», он рассказал о судах атомного флота и о наших земляках – членах экипажей этих мощных кораблей.

Моряки поморской закалки

Первый атомный ледокол в истории флота – «Ленин», флаг на нем был поднят 3 декабря 1959 года. Это было первое в мире надводное судно с ядерной энергетической установкой. С его введением в строй появились перспективы покорения морей Северного ледовитого океана, круглогодичной навигации по Севморпути и освоения Арктики, ее запасов полезных ископаемых. Первый капитан атомохода – наш земляк Павел Акимович Пономарев. Он придерживался старых поморских традиций.

– У «Ленина», как и у любого судна, есть мостик, поэтому управление можно было вести оттуда, но, когда за бортом минус 40–50 градусов, да еще и освежающий арктический ветерок, делать это проблематично. Павел Акимович – капитан старой поморской закалки, поэтому он «выгонял» штурманов на открытый мостик и заставлял нести там вахту, – рассказал Владимир Преловский.

На атомоходе «Ленин» в разные годы работали многие северяне, например, помощник капитана Иван Двойников, начальник радиостанции Виталий Маслов, старший машинист Николай Перепелкин.

На «Арктике» – в Арктику

За время эксплуатации «Ленина» строителям атомоходов стало ясно, как именно необходимо усовершенствовать корабли такого типа, поэтому следующий атомный ледокол «Арктика» стал действительно серьезным прорывом: он был более чем в полтора раза мощнее, его ледопроходимость была гораздо выше. «Арктика» – это первое судно в истории, надводным путем в активном плавании достигшее Северного полюса. Высокая планка была взята именно нашими моряками: одним из капитанов этого атомохода был уроженец Архангельской области Василий Александрович Голохвастов.

В 1982 году умер генеральный секретарь компартии Леонид Ильич Брежнев. Память его решено было увековечить, поэтому с 1982 по 1986 год ледокол «Арктика» носил имя вождя. Моряки очень  расстроились, когда судно переименовали, срезав буквы «Арктика», они аккуратно сложили их, чтобы при случае вернуть на место: никто не верил, что историческое название канет в Лету. В годы перестройки кораблю действительно вернули родное имя, все-таки это было судно, достижениями которого гордился не только экипаж, но и вся страна.

– Когда в конце 80-х пришла радиограмма о возвращении атомоходу исторического названия, наше судно стояло неподалеку, – вспоминает Преловский. – Я очень хорошо помню такую картину: зима, боцман бежит с краской, замазывает «Леонид Брежнев» и нелепо черным цветом выводит «Арктика». Моряки так рады были возвращению прежнего названия, что медлить не стали.

В 1978 году флаг был поднят уже на атомоходе «Сибирь» – судно того же проекта, что и «Арктика». Но на «Сибири» было много инноваций: изменили даже программу управления реактором. К сожалению, эксперимент оказался не очень удачным, поэтому корабль был выведен из эксплуатации гораздо раньше других атомоходов. Главная заслуга ледокола в том, что именно этот корабль положил начало круглогодичной навигации. Старшим инженером-оператором на нем работал северянин Алексей Москалев, именно здесь начинал свою морскую службу и Иван Попов.

– Подготовка специалистов проходила на месте, так как работа любого члена экипажа атомохода имеет особую специфику, – рассказал он. – Прежде чем встать в должность, даже если на руках диплом об окончании института или училища, проходило два с половиной года ежедневной сдачи практических экзаменов: именно так в советские годы готовили специалистов ядерной энергетики.

Пожар на атомном ледоколе

Основная заслуга атомохода «Россия», который был введен  в строй в 1985 году, в том, что в 1990-м судно совершило первый международный туристический круиз. Именно с этого момента практика круизов стала привычной на флоте. Правда, для того чтобы взять на борт туристов, членов экипажа выселили из кают в хозяйственные помещения.

Среди наших земляков, служивших на «России», – старший машинист Александр Доронин. Пять лет на этом атомоходе работал и Владимир Преловский.

– У моряков, ходивших на атомных ледоколах, часто спрашивают, сложно ли было работать с ядерной установкой, – рассказал Преловский. – Спешу огорчить: с аппаратами за все время эксплуатации не случалось критических происшествий. Другой момент – сложности с точки зрения нормативной базы. Например, на судне установлено три насоса, и все они должны работать. Если какой-то из них вышел из строя – вводится режим, требующий дополнительных мер обеспечения безопасности, потому что в резерве остался всего один. С точки зрения реакторной установки не произошло ничего, но с точки зрения организации работы это проблема. А вообще атомный флот на то и атомный, трудности – это для моряков обычное дело.

Правда, была все-таки история, которая заставила понервничать всю страну. В 90-м году «Россия» стояла на ремонте перед тем, как отправиться с туристами на Северный полюс. Проводились сварные работы в помещении, никак не связанном с реакторным. Задымилась ветошь – естественно, прозвучал сигнал пожарной тревоги. Как только сигнал прошел, прибыло 39 пожарных расчетов и столько же журналистов.

– Было не важно, что именно горит и где дымит, потряс сам факт – пожар на атомном ледоколе! – вспоминает Владимир Преловский. – Эта новость в итоге даже прошла по центральному телевидению. Нашим капитаном был тогда Герой Соцтруда Анатолий Алексеевич Ламехов. Он созвонился с правительством и заставил Дмитрия Киселева, который тогда был диктором, публично извиниться за всю эту историю, за то, что журналисты навели панику.

Секреты атомного судостроения не доверяли никому

Почти все атомные ледоколы, кроме нескольких, строились в Петербурге. «Таймыр» и «Вайгач» пришли к нам из Финляндии. Интересно, что реакторы устанавливали не за границей, а на Балтийском заводе: секреты атомного машиностроения страна не доверяла никому.

Другое важнейшее для атомного флота судно – лихтеровоз «Севморпуть»: единственный проект, построенный в Керчи. Этот корабль отличала особая технология транспортировки грузов.

– В это судно загружались лихтеры (по сути, плавучие контейнеры), по мере движения корабль сбрасывал их через заднюю аппарель, а далее они буксировались небольшими портовыми судами к причалам, выгружались, и, когда «Севморпуть» шел обратно, он их собирал: таким образом драгоценное время на стоянку не затрачивалось, – рассказал Владимир Преловский. – Мне довелось поработать на «Севморпути» главным физиком, нам приходилось поднимать мощность реактора, чтобы дать необходимую энергию для работы крана, установленного на судне. Грузоподъемность его составляет 500 тонн.

Нельзя не упомянуть атомный ледокол «Советский Союз» (по одной из версий, именно ему должны были присвоить имя Леонида Ильича Брежнева, но по ошибке переименовали «Арктику»). На нем Иван Попов работал больше 20 лет. Последние девять лет трудится главным инженером-механиком на «Ямале»: этот атомный ледокол отличает акулий оскал на носу – элемент оформления, придумка старпома.

Наша страна владеет единственным в мире атомным ледокольным флотом, и именно это позволяет обеспечить национальное присутствие в Арктике. В освоении сурового края всегда участвовали наши земляки. Каждый из них внес и продолжает вносить серьезный вклад в развитие страны, выполняя задачи по освоению заполярных территорий.

Анна СИЛИНА, фото предоставлено организаторами выставки