Начнем смотреть на упаковку – быстрее избавимся от мусора

Газета, Главная новость, Политика и экономика

Чтобы жить в чистом мире, каждый из нас должен пересмотреть свое отношение к бытовым отходам.

В стране объявлена «мусорная реформа», и задача каждого региона, каждой территории – войти в нее безболезненно, наоборот, получив от этого только плюсы. Всем от мала до велика сегодня понятно, что проблема назрела и ее нужно решать. Действующий полигон на Окружном уже на грани переполнения и к тому же находится в городской черте, каждое лето архангелогородцы задыхаются от смрада, сбор мусора в целом не систематизирован.

Евросоюз запретил пластиковую посуду

Дальнейший путь – за более глубокой переработкой, строительством современных заводов и новых полигонов. Чтобы перерабатывалось как можно больше отходов, нужно повсеместно внедрять раздельный сбор мусора. Муниципалитет сегодня активно поддерживает эту идею и всячески готов ей содействовать. Как отметил глава Архангельска Игорь Годзиш на экологическом форуме «Чистый Север – чистая страна», данная тема стала одной из важнейших при формировании социально-экономической стратегии развития города.

– Мы заложили в стратегии высокую планку: 95 процентов мусора должно подвергаться переработке. Многие эксперты утверждают, что это недостижимые показатели. Тем не менее не зря говорят, что высокие цели помогают достичь хорошего результата, – сказал Игорь Викторович. – Важно, чтобы каждая заплаченная жителями копейка направлялась преимущественно на переработку отходов, а не на перевозку мусора на большие расстояния.

Уже сегодня обучающие проекты реализуются в детских садах и школах, в муниципальных учреждениях. Но мы прекрасно понимаем, что это не быстрый процесс, за границей занимаются этим давно, но все еще не достигли максимума возможностей, там тоже к этому идут поступательно.

К тому же – и это тоже нужно признать – стопроцентной переработки отходов не может быть нигде, так что строить новый полигон необходимо в любом случае. И для более глубокой переработки одним раздельным сбором мусора не обойтись, требуются запретительные меры. В качестве примера можно привести запрет Евросоюза на производство и продажу изготовленных из пластика предметов посуды, контейнеров для еды, столовых приборов, соломинок для напитков и ватных палочек. Нововведение вступит в силу с 1 января 2021 года. Евросоюз поставил перед собой амбициозную задачу – к 2029 году обеспечить сбор 90 процентов пластиковых бутылок. Кроме того, местных производителей обяжут делать надписи на влажных салфетках и табачных изделиях с предупреждением о загрязнении окружающей среды, так как пластиковый мусор создает серьезную угрозу мировому океану. По данным экологов, сейчас мир использует в двадцать раз больше пластика, чем в 60-70-е годы.

В реалиях сегодняшнего времени нашей страны очевидно, что совсем от захоронения мусора нам не уйти. Новая территориальная схема сбора отходов предусматривает строительство современного межмуниципального полигона для агломерации «Большой Архангельск». Как известно, общественная комиссия как одно из возможных мест предложила 30-й километр трассы М 8.

Расположение в черте города, как это существует сейчас, просто недопустимо. С учетом активной застройки в Майской Горке у нас свалка уже приближена вплотную к жилым кварталам. К тому же, как было сказано, она практически исчерпала свой ресурс и нуждается в рекультивации. В то же время абсолютной «пустыни» в черте нашей агломерации (Архангельск, Северодвинск, Новодвинск и часть Приморского района) не найти – так или иначе, везде есть люди, реки, леса. Поэтому стоит задача – четко соблюсти технологии и обеспечить безопасность. И постепенно, с каждым годом, наращивать объемы переработки, ставя глобальную цель.

Мы спросили мнение компетентных в вопросах экологии людей – каков их взгляд на новую систему работы с отходами.

Научиться читать символы

Светлана Нехорошкова, учитель биологии и экологии, зам. директора по научно-методической работе Эколого-биологического лицея:

– Мы разработали специальное методическое пособие по раздельному сбору мусора для педагогов и школьников, которое нацелено в большей степени на экологическое образование. В процессе разработки определили для себя концепцию – идти не по пути простого набора развлекательных мероприятий, игровых моментов, а чтобы это была некая система. Разовые мероприятия не дают эффекта, работа должна вестись систематично.

Мое мнение: чтобы подходить осознанно к раздельному сбору мусора, сначала нужно понять, а для чего это в принципе нужно. Мы вначале готовим ребят к тому, что это должен делать каждый, такой подход должен войти в привычку буквально у каждого жителя города и страны. Следующий блок уже подводит к пониманию процесса раздельного сбора мусора: через занятия и тренинги показываем, что делать это несложно.

Мы все понимаем, что стопроцентная переработка мусора однозначно невозможна, поскольку есть отходы, которые, чтобы уничтожить, можно только сжечь – а это опять же вредная нагрузка на окружающую среду. К таким, например, относится пластиковая одноразовая посуда, это самый плохой вид пластмассы, путь которой только один – на свалку. Нет на сегодняшний день технологий для ее переработки.

Кстати, в ходе разработки методички наши ребята научились читать и расшифровывать символы на пластиковой таре, которые говорят о возможности переработки. И для себя они уже сделали вывод, что, когда мы приходим в магазин, смотрим не только на ценник и срок годности продукта, но и на обозначения на его упаковке, к какому классу относится эта пластмасса. Если ее трудно переработать, лучше не покупать. Секрет в чем: если не будет спроса, производители перейдут на экологичную тару, поменяют упаковку на ту, которая в последующем может быть переработана. Это по аналогии, как нас в свое время учили читать этикетки на предмет содержания вредных добавок «Е». Это нужно воспитывать с детства, со школы.

И если мы будем грамотно собирать мусор, сможем снизить нагрузку на полигоны. Но дело в том, что для большинства из нас, когда речь идет о раздельном сборе мусора, сразу представляются десять разных ведер или пакетов для различных видов отходов. Конечно, люди начинают возмущаться: что, мол, всю кухню заставить пакетами? А на самом деле пакетов должно быть всего три: для пищевых отходов, для допустимых к вторичной переработке (бумага, стекло, текстиль, перерабатываемый пластик) и третий пакет – тот мусор, который не перерабатывается. А мы сейчас складываем все в один пакет, в итоге даже то, что подлежит переработке, пачкается пищевыми отходами, следовательно, сортировать это уже никто не будет.

Электроэнергия из мусора

Дмитрий Акишев, депутат Архангельской городской Думы, во время визита в города-побратимы внимательно изучал технологии переработки отходов за рубежом:

– Большинство развитых стран мира начали решение мусорных проблем, наверное, лет 20–25 назад. И сегодня, в частности, в финском городе-побратиме Оулу, в американском Портланде после итоговой переработки остается всего полтора процента непереработанного мусора. Причем, как правило, это зола после сжигания, которая по их высоким экологическим требованиям подлежит захоронению. У нас, как мы знаем, требования не настолько жесткие, мы шлаком дороги отсыпаем.

В европейских странах, той же Финляндии, Германии раздельный сбор мусора настолько тщательный, что нас это даже удивляло. Когда я спрашивал у домохозяек, что самое сложное в их быту, они называли сортировку отходов по разным пакетам, различным небольшим бачкам и прочее. Например, даже съев йогурт, пластиковый стаканчик нужно выбросить к пластику, а фольгу, закрывающую продукт сверху – в другую емкость. Причем, они даже не понимали вопроса: а если вдруг перепутаете отходы, бросите не туда? Они говорили, мол, как такое вообще возможно, ведь это нарушение закона. Конечно, на такое экологическое воспитание им потребовались многие годы, начиналось все с разработки серьезных программ для детсадов и школ, сначала с младших классов, потом со старших. То есть прошел полный цикл воспитания, выросло целое поколение, которое, например, умываясь, никогда не пустит воду на проток. Они считают воду национальным достоянием и возьмут ее ровно столько, сколько нужно. Более того, школьники и люди средних лет еще и воспитывают старшее поколение, которое иногда позволяет себе вольничать с мусором.

На мой взгляд, нам ближе американский вариант, где жители Портленда получают два вида пакетов: зеленые для мусора, который пойдет в переработку, черные пакеты – для всех остальных отходов, которые идут сразу на мусоросжигательный завод. На сортировке содержимого зеленых пакетов практически полная автоматизация – магниты, центрифуги, сканеры, затем все это прессуется и продается по всему миру как вторсырье. Мусороперерабатывающий комплекс находится в километре от Портленда, он построен 14 городами и является собственностью муниципалитета. Его стоимость на наши деньги примерно 5 миллиардов рублей, за несколько лет они вышли на полную окупаемость и сейчас работают на прибыль. Завод с виду напоминает офисное здание, в одной половине сортируется мусор, в другой части он сжигается, давая электроэнергию на 400 тысяч населения. Все экологически безопасно, над трубой легкий белый дымок, все очищается, никакого запаха – внутри пониженное давление и мощные фильтры.

Считаю, что необходимо использовать современные технологии и стремиться к как можно более глубокой переработке отходов, в частности, можно было бы также пустить их на выработку электро-энергии. Нужна система на уровне государства, а люди потихоньку перестроятся и привыкнут к раздельному сбору мусора.

Опыт СССР не хуже европейского

Людмила Шошина, директор Экологического консалтингового центра:

– Внедрение раздельного сбора мусора не такая уж большая проблема, люди уже к этому готовы. Для этого нужно включить информационный и экономический механизмы, то есть рассказать о вреде отходов для окружающей среды и организовать прием вторичного сырья. И это вполне реально. Опыт Советского Союза не хуже европейского. Вопрос был решен: собирали металлолом, макулатуру, тряпье и пищевые отходы, стекло было возвратной тарой. Извлекали более 60 процентов полезной части отходов.

На мой взгляд, организация раздельного сбора вторичных ресурсов (язык не поворачивается называть их отходами) в месте их образования – в домовладении – не выгодна «мусорной мафии». В тарифах за вывоз отходов основные составляющие – объемы отходов и километры, на которые повезут эти, на мой взгляд, «дутые» объемы. Предварительно в новой территориальной схеме закладывалось, что человек каждый день образует 6 литров отходов (24 литра – семья из четырех человек), за которые вы должны заплатить, даже если сортируете мусор. Нужен раздельный тариф, тогда в каждой семье неперерабатываемых отходов будет минимум. Не надо рублем поддерживать захоронение мусора, надо налаживать переработку вторичных ресурсов и запрещать производство неперерабатываемой упаковки.

Второй момент – полигоны в любом случае необходимы. Непереработанная часть отходов должна быть захоронена безопасным для окружающей среды способом. Но это должна быть очень малая часть.

Возможна ли стопроцентная переработка мусора в принципе? Здесь дело в цене вопроса. Надо находить баланс экологической и экономической целесообразности. Но к этому надо стремиться, развитые страны так и делают. Все нюансы раздельного сбора определяются имеющимися технологиями переработки и рынками сбыта продукции, полученной из вторсырья. Здесь включается экономика или региональные экологические программы.

Собирать ли сегодня батарейки – вопрос из этой серии. Они опасны для окружающей среды, но в России всего два предприятия перерабатывают это сырье. Знаю, что многие сознательные граждане собирают батарейки, но кто будет платить за их транспортировку, например, в Челябинск и переработку? Вот еще одна задача региональной программы.

А нагрузку на полигоны мы можем снижать. Приоритетной должна стать переработка утильной части наших отходов. Но мир идет дальше, потребление тоже должно быть разумным. И наш первый шаг – отказ от одноразовой упаковки и излишнего потребительства, развитие отраслей переработки вторичных материальных ресурсов как основной составляющей наших отходов. Например, сколько пролежит в земле простой подгузник? По некоторым исследованиям – более 300 лет. Что мы делаем с нашей Землей? Но могу чуть порадовать, появились многоразовые подгузники.

Так что работа предстоит большая, но, как говорится, глаза страшатся – руки делают.

Разделяем отходы на сухие и мокрые

Андрей Терентьев, директор Архангельского мусороперерабатывающего комбината:

– Стопроцентной переработки отходов нет ни в одной стране мира, в любом случае остаются фракции, которые не поддаются переработке. У нас очень плохо перерабатывается ПЭТ низкого давления – это маленькие пакеты, в которые обычно фасуются продукты и другие товары. Их только на свалку. Из этой же серии тетрапак – трехслойный упаковочный материал, из которого сделаны упаковки молока и соков. Да, он обеспечивает сохранность продукта, но в конечном итоге – только на свалку.

Разумное решение ЕЭС – запретить одноразовую пластиковую посуду, во многих странах Европы она уже не применяется, все заменяется бумажными и картонными изделиями, которые быстро разлагаются в природных условиях. Безусловно, пластиковую посуду тоже можно перерабатывать, но это сложный и дорогостоящий процесс. Себестоимость полученного вторсырья будет в этом случае очень высокой, поэтому оно экономически неинтересно.

Нагрузку на полигоны снизить можно уже сейчас – для этого нужно разделять все отходы хотя бы на два потока. Главное – отделить пищевые, которые пачкают все остальные полезные фракции, подлежащие переработке. И это надо сделать на первом уровне сбора мусора – то есть все бытовые отходы складывать в два пакета: в одном будет сухой мусор, в другом влажный. И выбрасывать их в разные контейнеры. Сухой мусор пойдет на сортировку и переработку, главное, что он не будет пачкаться, а влажный – на утилизацию. Это примерно то, что мы делаем сегодня во многих районах города: ставим разноцветные контейнеры и внедряем раздельный сбор мусора. И в принципе, горожанам даже не нужно заморачиваться – какой это вид пластика, возможна ли его переработка, мы все это отсортируем сами, главное, чтобы он не был вместе с влажными, пищевым отходами, которые его пачкают и не дают возможности дальнейшей сортировки.

А если мы сделаем так в масштабах города, это уже очень серьезные объемы. Сразу нагрузка на полигон снизится в два раза, потому что у нас образуется примерно половина полезных фракций в процессе жизнедеятельности человека, половина – тех, которые можно только утилизировать.

Госзаказ как стимул

Айман Тюкина, эколог, сопредседатель регионального отделения ОНФ по Архангельской области:

– Думаю, сегодня Россия не готова к стопроцентной переработке отходов, потому что это совершенно новая отрасль, которую нам нужно строить заново. Что касается конкретно Архангельска, необходимо смотреть предметно: какие объемы, какова морфология (состав) мусора и так далее. У нас есть ряд категорий пластика, который не перерабатывается, есть проблемы и со стеклом, даже существует категория макулатуры низкого качества, которая не может быть использована в переработку, в первую очередь из-за себестоимости полученного материала.

Конечно, в принципе можно переработать все что угодно, но должно быть экономическое стимулирование предприятий, которые этим будут заниматься. На мой взгляд, вообще нужен госзаказ, потому что смотрите, что получается. Переработали отходы, получили вторсырье – а что дальше? Из переработанного пластика сделаем, например, тазики, но наши будут стоить пятьсот рублей, а китайские – сто. У нас было предприятие, которое занималось изготовлением вторсырья из использованных покрышек, но оно не выдержало конкуренции. Вот когда будет политика государственного стимулирования, тогда использовать вторсырье для тех же товаров народного потребления станет выгодно.

Нам в любом случае нужно идти по пути европейских стран, которые используют глубокую переработку, строят заводы по сжиганию мусора и выработке энергии. Но это путь неблизкий. У нас пока страдает культура обращения с отходами на бытовом уровне, нет еще понимания, что каждый сам несет ответственность за свой мусор. Элементарный пример: кладбища завалены пластмассовыми венками, у гаражей полно всяческого хлама, покрышек, емкостей от масел. И никто не думает, что это опасные отходы.

Зато сегодня стало модно собирать батарейки – чуть ли не в школах устанавливаем емкости для сбора. А расходы на транспортировку до Челябинска и утилизацию школа на себя возьмет? Между тем это опасный класс отходов и ими должны заниматься специально обученные люди.

Нужно создавать целую отрасль – от воспитания людей и привития им культуры обращения с отходами до строительства объектов переработки и утилизации.

Когда опасна детская игрушка

Александра Усачева, лидер экологического движения «Чистый Север – чистая страна»

– Я считаю, что полная переработка мусора будет невозможна до той поры, пока производители будут выпускать неперерабатываемую упаковку и прочие изделия. Мы сейчас имеем продукты на рынке, которые вообще не маркированы, и тогда мы не можем их отправить на переработку, потому что не знаем, из чего они изготовлены. Стоит к партии пластика с маркировкой «5» попасть пластику с цифрой «3», вся партия будет испорчена, потому что там есть отравляющие вещества. Хотя у нас пластик с маркировкой «6» продолжает использоваться для изготовления бытовых изделий – из него делают контейнеры для еды, все эти лоточки, а также игрушки.

Детские игрушки – вот эти многочисленные китайские пластиковые – вообще один из самых крупных секторов неперерабатываемых отходов. На них нет маркировки, никто не знает, из чего они сделаны, а при этом продаются и покупаются они в огромном количестве. А по причине того, что быстро ломаются, и выбрасываются тоже в огромном количестве. Переработке они не подлежат, в итоге оказываются на свалке. Более того, озабоченность вызывают огромные объемы техники, которые сегодня не утилизируются, медицинские отходы и лекарства – этим вопросом сегодня никто всерьез не занимается.

Каждый из нас может уменьшить потребление пластика, покупать конфеты и печенье, творог на развес, а не в упаковке, отказаться от пакетов в магазине. И обращайте внимание на маркировку – тот же творог ряда местных производителей продается в упаковке с цифрой «7», которую не берут в переработку. То есть подобные незначительные вещи на бытовом уровне, если это начнут делать все, уже помогут снизить нагрузку на полигоны, в целом на природу. К тому же это и потребителю выгодно – он не переплачивает за упаковку. Каждый из нас может разобраться в этом вопросе и понять, насколько он готов перестроить свою личную жизнь, изменить свой подход к отходам, чтобы сохранить экологию.

Софья ЦАРЕВА