После пересадки почки все проходят свой путь

Газета, Главная новость, Здоровье, Люди и события , , , ,

Прооперированная в Первой горбольнице пациентка: «Трансплантация стала для меня путевкой в свободную жизнь».

В одном из прошлых номеров нашей газеты мы рассказывали о научно-практической конференции по нефрологии, состоявшейся в Первой городской больнице с участием врачей из разных регионов России. На этой неделе, 30 мая, профессиональный диалог на тему оказания помощи людям с заболеваниями почек продолжится, очередная конференция посвящена непосредственно трансплантологии. В ней примет участие Сергей Готье – главный трансплантолог Минздрава РФ, директор НМИЦ имени В. И. Шумакова, врачи из Москвы и Санкт-Петербурга.

Напомним, первую трансплантацию почки в Первой городской больнице сделали в сентябре 2017 года. С тех пор было проведено восемь пересадок. Возраст северян, живущих теперь с новой почкой, – от 25 до 60 лет.

Без сомнений

Архангелогородка Марина стала первой пациенткой, которой в Первой горбольнице пересадили почку от донора со смертью мозга. Произошло это 12 января 2018-го. Семь лет из своих 28 девушка жила на гемодиализе. Проблемы с почками у нее возникли в подростковом возрасте, а критической стадии достигли к 20 годам. Судьба сделала крутой разворот – из беззаботного подростка в один момент пришлось превратиться в человека, который серьезно относится к своему здоровью.

Как бы ни складывались обстоятельства и какие бы ни возникали планы, всегда приходилось жить с оглядкой на свой диагноз. Гемодиализ три раза в неделю по четыре часа – в приоритете, все остальное приходилось подстраивать под этот график: учебу, работу, встречи с друзьями, походы в театр… Да и самочувствие нередко оставляло желать лучшего. Самые большие сложности возникали с поездками.

– Для современного человека важна свобода и активная жизнь. Каждый волен выбирать, что и когда он будет делать. При терминальной стадии почечной недостаточности такого нет, – делится Марина. – Например, спланировать отпуск было целой проблемой. Во-первых, ехать можно только туда, где есть возможность получать медицинскую помощь. То есть отдых на природе, в деревне отпадает сразу. С зарубежными курортами тоже практически нереально, так как диализ – процедура очень дорогостоящая, а полис ОМС там не действует. Остается наш русский юг. Прежде чем планировать поездку, обзваниваешь медучреждения, где есть аппарат искусственной почки – выясняешь, найдется ли свободное место на тот период, когда у тебя отпуск. Все центры, в том числе частные, в первую очередь принимают жителей своего города и по остаточному принципу – приезжих. А пациентов с таким диагнозом везде очень много.

Когда в январе 2018-го Марине сообщили о возможности сделать трансплантацию в Архангельске – появился подходящий донорский орган, она не раздумывала. Как сейчас вспоминает, не было ни сомнений, ни эмоций – сугубо конструктивный подход: просто четко выполняла все, что говорили врачи.

– Я понимала: надо оперироваться, это моя путевка в свободную жизнь. Ее мне подарил 30-летний мужчина, чью почку мне пересадили, и конечно наши врачи, – говорит Марина. – Послеоперационный период запомнился тотальным контролем во всем – от количества выпитой жидкости и показателей лабораторных анализов до пищевого поведения и изменений веса.

В больнице наша собеседница провела месяц. Ею занимались врачи нефрологического отделения. Выхаживать пациента после трансплантации не менее сложная и ответственная задача, чем сама операция. Девушке были назначены иммунодепрессанты, без которых пересаженный орган не смог бы жить. За один раз приходилось выпивать горсть таблеток – штук 20, тщательно проверяя, чтобы и лишнего не съесть, и ничего не потерять.

– После операции я находилась в полностью закрытой палате. Медперсонал туда заходил только в масках и колпаках. В отделении был создан нефрологический пост, и медсестры сутками дежурили рядом со мной. В общем, я была как тепличное растение, с которым все носятся, – улыбается девушка. – Это, конечно, был стресс, потому что в палате я лежала одна, а с близкими и друзьями общалась только по телефону. После выписки еще какое-то время пришлось носить маску, чтобы не подхватить инфекцию, и корсет.

Спустя год и четыре месяца после операции Марина чувствует себя прекрасно. Каждый месяц она посещает нефролога. Препараты приходится принимать постоянно, но сейчас их уже меньше: врач корректирует дозировку в зависимости от результатов анализов.

– Качество жизни заметно улучшилось, с диализом не сравнить. Достаточно иметь при себе лекарства и вовремя их принимать, как это делают при той же гипертонии, сахарном диабете, – делится наша собеседница. – Единственное, конечно, важна самодисциплина, надо жестко соблюдать диету. Рацион тщательно выверенный: вообще нельзя сладкого и соленого, даже черный хлеб пришлось исключить. Но меня все устраивает: овощи, фрукты, по утрам обязательно каша.

Марина с благодарностью отзывается о сотрудниках Первой горбольницы. Отмечает, что операция и весь последующий процесс были на высочайшем уровне, все специалисты сделали работу качественно – от младшего медперсонала до высшего звена.

– Оперировал меня Валерий Михайлович Гореньков. Он просто какой-то иллюзионист, хирург от Бога. Для того чтобы с точностью до миллиметра все высчитать, филигранно выполнить все манипуляции, нужен большой опыт, терпение и, конечно, высочайший профессионализм, – говорит Марина. – Я не знаю, когда решилась бы на операцию и когда появилась бы такая возможность, если бы нужно было ехать для этого в Москву. Появление трансплантации в нашем периферийном городе – огромный шаг вперед и шанс для многих людей.

Командная работа

В Первой горбольнице создали все условия для развития этого направления: сделали специальные палаты, купили оборудование для обеспечения типирования доноров и реципиентов, реактивы, хирургические инструменты, оборудование для хранения и транспортировки органов. Первые три пересадки были родственными и проводились с участием коллег из Центра трансплантологии имени Шумакова. Именно там проходили учебу и набирались практического опыта архангельские врачи: хирурги, нефрологи, анестезиологи, урологи.

Первым туда поехал заведующий шестым хирургическим (сердечно-сосудистым) отделением Валерий Гореньков. Затем подготовку прошли его коллеги Михаил Анисимов, Михаил Пышкин и Максим Савельев.

– Я считаю, что трансплантация – это прежде всего сосудистая хирургия. Ведь основной этап – это формирование сосудистых анастомозов. Если во время него появляются ошибки или погрешности, возникает артериальный или венозный тромбоз, в трансплантируемый орган не поступает кровь, соответственно, ничего не получится. Кроме этого, есть множество урологических особенностей, поэтому важна слаженная работа всей хирургической бригады. Хотя мы и «шьем» сосуды каждый день, при трансплантации есть определенные особенности, влияющие на исход операции. Нам повезло: в Центре имени Шумакова мы общались с очень хорошими людьми, профессионалами своего дела, которые нам все показали и рассказали, также мы участвовали в операциях. Полученные знания и опыт применяем в нашей больнице, – говорит Валерий Гореньков.

Выхаживают прооперированных пациентов в нефрологическом отделении, где оборудованы специальные палаты. Они находятся здесь около месяца, пока нуждаются в постоянном наблюдении врачей и стационарном лечении: получают иммуносупрессивную терапию для профилактики отторжения пересаженного органа. Ежедневно медики оценивают лабораторные показатели, проводят УЗИ-мониторинг, контролируют кровоток донорской почки и смотрят, как заживает послеоперационная рана. С пациентами проводят беседы, потому что им предстоит изменить образ жизни. Питание, физическая активность – обсуждается все, что будет влиять на качество жизни и работу трансплантата.

– В какой момент можно сказать, что операция прошла успешно? Когда, оказавшись в отделении после реанимации, пациенты задают вопросы, уже живут планами. Ну а окончательно в день выписки. Дальнейшее развитие событий будет зависеть от многих факторов. И в том числе от самого пациента – от его образа жизни, от того, как он будет соблюдать диету и прием препаратов. После операции каждый проходит свой путь, – говорит Екатерина Горбатова, заведующая нефрологическим отделением Первой горбольницы.

В дальнейшем пациенты наблюдаются у нефрологов по месту жительства, не теряют их из поля зрения и в Первой городской. Здесь в курсе о состоянии здоровья каждого. Екатерина Горбатова рассказывает, как на днях приходил 46-летний мужчина, прооперированный в январе 2019 года. Он уже работает, весь в делах, ведет активную жизнь. Делился, что замечательно себя чувствует, о болезни вспоминает, лишь когда надо принять таблетки.

Архангельск делает первые шаги по развитию трансплантации. Отрадно, что он в числе первопроходцев – только в трети российских регионов есть этот вид помощи. Пару лет назад федеральный Минздрав возложил на НМИЦ имени В. И. Шумакова обязанность продвигать и курировать развитие трансплантологии в России. Здесь, безусловно, есть экономическая выгода для государства: тот же гемодиализ – процедура дорогостоящая и пожизненная, а трансплантация, начиная со второго после­операционного года, позволяет значительно снизить расходы на пациента. И большая польза для человека – качество его жизни заметно улучшается.

Специалисты сходятся во мнении, что столичные возможности не заменят развитие трансплантологии в регионах. Особенно что касается почки: количество людей, живущих на диализе, увеличивается. И Архангельская область здесь не исключение: ежегодно появляется 80-90 новых пациентов, которым требуется гемодиализ. Для многих из них трансплантация может оказаться настоящим спасением…

Наталья СЕНЧУКОВА, фото автора и Ивана МАЛЫГИНА

На главном фото: В операционной Национального центра трансплантологии и искусственных органов имени В.И. Шумакова, в котором проходили подготовку архангельские врачи.