Война снилась долго

Газета, Главная новость, Люди и события

Валентина Адамовна Токарева делится воспоминаниями о военном детстве.

Поколение, к которому относится Валентина Токарева, принято называть «дети войны». Война заставила их повзрослеть мгновенно, лишила детства, родных и близких.

Прячьте детей, нас, наверное, расстреляют!

– Как только фашисты вошли в нашу деревню, они сразу стали поджигать дома. Наш дом стоял первым. С него и начали. Помню, вокруг дым, огонь, – Валентина Адамовна Токарева с болью вспоминает пережитое.

После войны станет известно, что на Псковщине во время оккупации было уничтожено более шестисот деревень. Некоторые села и деревни сжигались немцами дотла вместе с мирными жителями. Фашисты расстреливали и заживо сжигали людей целыми семьями часто лишь из-за подозрений в их связи с партизанами или с целью запугивания населения. Валентина Адамовна до сих пор помнит, как людей согнали всех вместе и никто не знал, что будет дальше.

А дальше для маленькой Вали, ее мамы, брата и двух сестер будет долгая дорога из Псковской области в Латвию.

Их семье, если можно так сказать, повезло. Оккупанты разрешили добираться до места на двуколке. Правда, пока мама искала в поле лошадь, один из немцев решил, что она пытается прорваться к партизанам. Приставил к голове женщины пистолет, но, к счастью, все обошлось.

Людей гнали, давая время на привал. На одном из таких привалов кто-то из стариков сказал: «Прячьте детей! Нас, наверное, расстреляют!». Однако у врагов были другие планы: бесплатная рабочая сила предназначалась для латышей, согласившихся работать на немцев.

Маме так было легче

Пригнанных деревенских распределили по хуторам. Каждому, невзирая на возраст, досталась своя работа.

– Мне тогда было только четыре с половиной года, и я должна была пасти овец. Представляете, какая из меня пастушка в этом возрасте, – вспоминает Валентина Адамовна. – Однажды баран чуть не пригвоздил меня, малышку, к забору своими здоровенными рогами. Мама меня еле-еле у него отбила.

Валину маму определили на кухню стряпать для местных хозяев. Однажды женщина осмелилась сказать, что Красная армия наступает и всем врагам скоро придет конец. За такие слова она поплатилась – ее жестоко избили, и нанесенные раны еще долго давали о себе знать.

Тем временем Победа, действительно, шла уверенной поступью по странам Прибалтики. Дошла она и до Резекненского уезда, что находился почти в двухстах километрах от Риги. Там и застало ее все Валино семейство.

– После войны нас с сестрами и братом распределили в детский дом. Время было тяжелое. Мы были голодные и очень ослаблены. Да и маме так было легче. Помню, как она нас провожала. Облокотилась на капот машины и рыдала, – вспоминает наша собеседница.

Детский дом находился в городе Краславе, расположенном на юго-востоке Латвии. Во время войны Краслава не сильно пострадала, поэтому здание для обездоленных детей долго искать не пришлось.

– В детском доме мы жили дружно. Нас хорошо кормили. Одевали. Мы всегда были чистенькие, опрятные. Мама нас навещала, – на глаза Валентины Адамовны наворачиваются слезы. – Мама никогда не отличалась большим здоровьем. Одно из легких плохое было совсем. Папа мой на финской войне погиб. Так что после маминой смерти все мы осиротели.

Военные фильмы смотреть перестала

После детского дома Валентина поступила в строительный техникум. Вышла замуж за летчика, и вся ее дальнейшая жизнь проходила в военных городках, где родились двое сыновей.

В Архангельск семья Токаревых переехала в 1975 году. На заслуженный отдых Валентина Адамовна уходила из комбината бытового обслуживания населения. Сегодня у бабы Вали четверо внуков и двое правнуков.

– Конечно, нужно сделать все, чтобы новой войны не случилось, – убеждена Валентина Адамовна. – Война мне снилась долго. Пожары, крики. Это не передать словами, как страшно. Я даже военные фильмы смотреть перестала, чтобы не переживать все заново. Поэтому давайте беречь мир.

Лариса КОВЛИШЕНКО,
фото: Иван МАЛЫГИН
и семейный архив