На лекциях у студентов замерзали чернила…

Газета, Главная новость, Люди и события

Как жили в годы войны архангельские вузы – АЛТИ и АГПИ

Страницы военной истории в Музее САФУ «листают» бережно. Собирают по всевозможным источникам факты, имеющие отношение к тому периоду. Систематизируют сохранившиеся документы. И конечно, вглядываются в удивительные, пусть и зачастую трагические биографии, на которых оставили свой след роковые сороковые.

Оба предшественника нынешнего федерального вуза – Архангельский лесотехнический институт и Архангельский государственный педагогический институт (АЛТИ и АГПИ) – сыграли большую роль в приближении Победы.

– Среди выпускников и сотрудников вуза на войне были разведчик атомной бомбы в США Иван Ефимович Каменев и переводчик Нюрнбергского процесса Татьяна Алексеевна Рузская, доноры и медсестры, разработчики взрывных смесей и химических составов для ведения боевых действий, инженеры по авиадревесине и самолетостроению, разработчики словаря военной лексики для участников ленд-лиза и многие другие, – рассказывает Наталья Шулакова, директор Музея САФУ.

Беспощадный голод и холод – условия жизни в Архангельске мало чем отличались от блокадного Ленинграда. Но вузы, отдав свои учебные корпуса под госпитали, продолжали учебу и исследования в почти не отапливаемых общежитиях. Не хватало преподавателей, в 1941 году прекратился прием на вечернее отделение в АГПИ (был возо-
бновлен в 1947-м), закрылся экономический факультет в АЛТИ. Но прибывали эвакуированные из Ленинграда, Москвы, Украины видные специалисты (Я. Емельянов, В. Матышук, Б. Райков, И. Аничков и другие), и в том числе с их участием открывались новые факультеты, проводились научные конференции.

В 1941 году, например, в АЛТИ был организован специальный факультет, который выпустил 43 инженера по специальности «строительство самолетов деревянных и смешанных конструкций». Еще до войны выпускник АЛТИ В. Веремецко исследовал в своей дипломной работе выявление «авиадеревьев» для самолетостроения. В годы войны инженер Веремецко обеспечивал заводы авиационной древесиной и был удостоен боевого ордена.

В Музее САФУ называют общие цифры – сколько специалистов за годы войны выпустили вузы: 549 инженеров подготовил АЛТИ, около 496 учителей подготовил за это время пединститут.

– Учителей особенно не хватало в годы войны – они призывались на фронт, а учеников в тылу только прибавлялось за счет эвакуированных. В первые два года войны архангельский пединститут провел досрочный выпуск студентов-старшекурсников дневного отделения, – поясняет Наталья Шулакова. – В 1943 году состоялся первый долгожданный выпуск открытого в 1939 году Молотовского (Северодвинского) судостроительного техникума: 11 человек получили дипломы техников. Навсегда в историю этого учебного заведения вошла Вера Федоровна Кутейникова (Коровина), получившая диплом № 1. Ее дипломный проект назывался «Ремонт буксира после попадания
авиабомбы в кормовую часть палубы. Всего за годы войны состоялось три выпуска техникума, дипломы получили 66 человек.

Из таких вот деталей как мозаика складывается картина происходящего в те годы. В Музее САФУ планируют создать выставку, на которой будут показаны неизвестные ранее факты и биографии войны.

«…20 сентября был объявлен массовый комсомольский призыв в Армию. Брали 1920-ый год и старше… 21 сентября была комиссия. Я скрыл, что у меня ревматизм и не слышу на левое ухо, меня зачислили в лыжный батальон». Это строки из письма родным Ивана Федорова, студента Молотовского (Северодвинского) судостроительного техникума, секретаря первичной комсомольской организации от 10 октября 1941 года. Иван Николаевич погиб, сражаясь за Родину. Та же трагедия повторилась с преподавателем АГПИ Виктором Давидовичем Вейсом: несмотря на крайне плохое зрение, он неоднократно подавал заявление на фронт и в конце концов был мобилизован, служил переводчиком. Погиб под Новгородом. Его исследования по германистике и переводы были опубликованы только после войны.

– В первые месяцы войны из АГПИ ушли на фронт 50 студентов и 18 преподавателей. В 1941–1942 годы из АЛТИ были мобилизованы и ушли защищать Родину 520 студентов, 203 сотрудника института. Почти опустел и АГПИ, отправивший на фронт более 100 студентов и преподавателей; с 1942-го туда поступали исключительно девушки. Учебный корпус АГПИ уже в первые месяцы войны был отдан под госпиталь № 1770. Переезд АГПИ в здание АЛТИ состоялся за три дня, без какой-либо транспортной помощи: все учебное оборудование и библиотека института вручную, по цепочкам студентов были перенесены через несколько кварталов. Когда и в здании АЛТИ разместился эвакогоспиталь № 1026, пришлось переезжать в общежитие – «семисотку», – рассказывает Наталья Михайловна.

Дата 1 сентября 1942 года стала черной в истории АЛТИ: в этот день во время налета вражеской авиации одна из тяжелых бомб попала в центральную часть главного учебного корпуса АЛТИ, уничтожив библиотеку и учебные помещения. Спасти удалось лишь малую часть учебного оборудования. Учеба в обоих вузах продолжилась уже через месяц, в зданиях общежитий.

Сокращение числа студентов и преподавателей не снизило деятельности институтского коллектива. Да и порядки были суровые. О строгости дисциплины свидетельствует, например, такой факт. В Музее САФУ нам показали уцелевший документ из архива института о том, что преподаватель Вейс в ноябре 1941-го предстал перед судом за два часа отсутствия на работе, впрочем, он был оправдан.

В январе 1942 года здание, где проходили занятия АГПИ, почти не отапливалось из-за недостатка дров, спали и учились в одежде. Но даже тогда, когда в почти не отапливаемых учебных комнатах замерзали чернила, голодные и обессилевшие студенты записывали лекции. Образованным в центре ленд-лиза инфаку (в 1941 году) и геофаку (в 1943-м) АГПИ не хватало учебной литературы, учились в основном по лекциям. Но не хватало и бумаги – часто лекции записывались на полях газет, на оберточной бумаге, на бланках. В Музее есть интересный экспонат – бланки накладных, на которых записаны лекции студентки АГПИ Музы Нелюбиной.

Студенты единодушно отказывались от каникул и заменяли на производстве и в сельском хозяйстве места ушедших на войну: после летней сессии они считали себя мобилизованными в колхозы и совхозы области. Так, в 1941 году силами студентов было выкопано 500 тонн картофеля, 25 тонн турнепса, сжато 26 гектаров зерновых.

– Помимо учебы, они несли общественную нагрузку: строили бомбоубежища, дежурили на крышах во время вражеских налетов, спасая свои общежития и город от пожаров, работали на лесозаготовках и на лесозаводах, на погрузке пиломатериалов и переработке грузов, поступающих по ленд-лизу, разгружали вагоны, помогали семьям фронтовиков, собирали водоросли, шиповник, грибы, хвою, трудились на приусадебных участках института и заготовке дров. При этом в пединституте была, например, в помощь лишь одна лошадь – все остальные тяжелые работы выполняли люди. Зимой студенты расчищали дороги на реке для подвоза грузов. За ударный труд по разгрузке транспортов в порту АГПИ был удостоен благодарности уполномоченного Госкомитета обороны СССР Ивана Папанина, – рассказывает Наталья Шулакова.

Еще один факт: по комсомольскому призыву студенты отдавали в фонд победы свои стипендии – подписка на военный заем 1942 года среди преподавателей и студентов АГПИ дала 24 565 рублей, никто не проигнорировал сбора денег. Студенческий ансамбль АГПИ под руководством Е. Белянкиной выступал в госпиталях и воинских частях Архангельска: только за первый год войны он дал свыше 35 концертов. Студенты писали также письма на фронт. Для многих солдат это была отдушина, так складывались сердечные знакомства, которые после войны иногда заканчивались свадьбой.

Преподаватель кафедры психологии и педагогики С. Спасская, помимо основной и активной общественной работы, в том числе на дежурствах во время бомбежек, создала в годы войны в вузе кукольный театр.

Не прекращались профессиональные практики, ни школьные, ни узкоспециальные: так, летом 1944 году была организована диалектологическая экспедиция в Верхнетоемский район Архангельской области, в которой участвовало 14 человек из АГПИ, в том числе старейший преподаватель АГПИ профессор И. Елизаровский, зав. кафедрой русского языка, и его коллега Н. Плотникова.

– Продолжать учебу и работу в прифронтовом Архангельске было сродни подвигу: архангелогородцы получали такую же пайку хлеба, как в блокадном Ленинграде: по 400 граммов в день, в 1942-м – 200 граммов в день и страшно голодали. В воспоминаниях студентов АГПИ неоднократно встречается фраза «от голода и холода несколько дней не могли подняться с постели, чтобы прийти на учебу…». Умирали от истощения и студенты, и преподаватели, прямо в общежитиях, на улицах города… В этом судьба Архангельска очень похожа на судьбу Ленинграда, – говорит Наталья Шулакова. – Благодаря публикациям Андрея Викторовича Репневского и Полярины Тимофеевны Синицыной, деятельности комнаты боевой славы АГПИ и музея Северодвинского судостроительного техникума, книгам по истории АЛТИ, а также воспоминаниям и архивным материалам мы постоянно дополняем военную картину вуза.

Наталья СЕНЧУКОВА