Война научила любить жизнь

Газета, Главная новость, Люди и события

Валентина Петровна Порохина испытала горести войны и голода.

– Я помню, как отец уезжал на фронт: был очень солнечный августовский день, он и еще много мужчин сидели на подводах, запряженных лошадьми, – рассказывает Валентина Петровна Порохина.

Ей было пять с половиной лет, когда фашистская Германия напала на Советский Союз. Военное детство Вали прошло в селе Карпогоры Пинежского района Архангельской области, и, хотя боевых действий там не было, дыхание войны ощущалось каждый день. Сегодня она делится с нами своими воспоминаниями.

– Был страшный голод, голодали так, что собирали беломошник, перемалывали его вместе с картофельными очистками, и делали из этой смеси лепешки. Были они черные, кислые. До сих пор помню этот вкус, – признается Валентина Петровна. – Когда в колхозе забивали животных, то можно было купить их кровь на скотобойне. Ее варили и пили. Потому что нужны были силы, потому что хотелось жить и дожить до Победы, которую приближали и взрослые, и дети.

Я, например, пасла колхозных свиней. Их мясо отправляли на фронт, бойцам Красной армии. Дело это очень ответственное. Нужно было, чтобы свиньи оставались только на лугу и ни в коем случае не перебегали на колхозное поле, не рыли там землю, не портили будущий урожай. Иначе мою маму, которой я помогала, могли очень строго наказать. В тюрьму посадить за вредительство. Я, конечно, очень старалась следить за своими подопечными, но слушались они меня плохо. Помню, от страха я все время плакала и ждала, когда меня сменит брат, вернувшись из школы.

Брат был старше меня, у него было много друзей-товарищей, и они часто собирались у нас дома. Однажды я услышала, как они обсуждали, что будут делать, если наше село захватят немцы – будут воевать с врагами, как молодогвардейцы. Тогда по радио рассказали о подвиге «Молодой гвардии», и все были поражены мужеством и стойкостью комсомольцев из Краснодона.

К счастью, фронт был далеко от нас, но фашистский самолет нам повидать пришлось. Летчик, видимо, заблудился и посадил машину на колхозном поле. Помню, много народа тогда на поле собралось, что было дальше – не знаю, вот только после этого случая всем велели соблюдать светомаскировку в домах. Правда, электричества у нас не было, сидели при свечах и керосиновых лампах, у кого таковые имелись, но после встречи с немецким самолетом поняли: фронт ближе, чем нам поначалу казалось.

О Победе мы узнали рано утром. К нам прибежала тетя Катя, мамина сестра, и закричала: «Победа! Победа!», она об этом по радио услышала. Что тут началось! Все вышли на улицу, начали обниматься, целоваться, и плакать, и смеяться.

Каждый день мы стали ждать, что папа наш вернется с фронта, но это радостное событие произошло только в 1946 году. Оказалось, что он дважды был ранен: под Москвой и в Харькове. Раненый, попал в плен к немцам. Об этом времени он никогда ничего нам не рассказывал. Видимо, не хотел вспоминать те страшные дни.

После войны, как бы тяжело ни было, мы мечтали о том, как счастливо будем жить. Однажды к нам в клуб привезли киноленту «Тарзан». Мама дала пять копеек, и я пошла в кино. Очень мне оно понравилось. Некоторые из моих знакомых по нескольку раз эту картину смотрели, а я не стала снова деньги просить – знаю, что у мамы их немного. Лежу на печке вместе с подружкой и мечтаю вслух: «Вот вырасту, выучусь на киномеханика и все фильмы пересмотрю!».

Но поступила я сначала в лесотехнический техникум. Жила в Архангельске, в комнате общежития на 14 человек. Как-то раз приехал к нам начальник отдела культуры из Карпогор, передал гостинец от мамы и рассказал, что есть три направления на учебу на киномеханика в Советск, Калининградской области, но никто из местных не хочет на самолете лететь – боятся. Я тут же вызвалась ехать учиться, да еще двух добровольцев нашла.

Выучилась, получила направление в клуб села Суры, что в нашем Пинежском районе. С «передвижкой» все близлежащие лесопункты объехала. Восемь лет там отработала. Замуж вышла. Дочь родилась.

Однажды гостила у нас родственница из Архангельска и позвала жить к себе. Мы это приглашение приняли, и стала я работать в кинотеатре «Север», вплоть до его закрытия. Потом была «Искра», кинотеатр «Луч». Сбылась моя мечта, – все фильмы пересмотрела, – улыбается Валентина Петровна. – А потом вышла на пенсию и стала осваивать макраме, занялась вышивкой, вязанием. Я без дела сидеть не люблю. В хоре «Славянка» пою, к юбилею коллектива готовлюсь: в следующем году хору исполнится 25 лет. Хор для меня – это прежде всего общение, стимул всегда быть в хорошей форме, а это в любом возрасте требуется.

Я так считаю: война нас очень закалила, она научила любить жизнь и беречь то, что есть. Наверное, поэтому мы умеем ценить каждую минуту и радоваться каждому дню.

Лариса КОВЛИШЕНКО