Они «мешали» строить коммунизм…

Газета, Главная новость, Люди и события ,

30 октября в России вспоминают жертв политических репрессий. Сегодня мы расскажем о сотрудниках и студентах двух институтов – АЛТИ и АГПИ, невинно пострадавших в те годы.

Архангельская область в годы сталинских репрессий считалась лагерно-ссыльным краем. Печально знаменитый Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) стал первой советской политической тюрьмой, куда попадали и вчерашние противники большевиков, и даже те, кто вроде бы был с ними, но в какой-то момент «отклонился от линии».

Вслед за СЛОНом появился ад под аббревиатурой ГУЛАГ, и молодая страна «победившего социализма» на десятилетия погрузилась в кровавое мессиво, которое прекратилось лишь со смертью Сталина.

К сожалению, зачастую интеллигенция, ученые и преподаватели были в те страшные годы подвергнуты гонениям, на них возложили ответственность за неудачи советской власти, которая хотела бы поскорее построить коммунизм. Если бы не «враги»…

Репрессированная семья

Григорий Ефимович Лукачер был коренным одесситом. Он родился в 1885 году, а его молодость пришлась на «становление революционной ситуации» в России. До 1917-го был достаточно состоятельным человеком, занимался фрахтовым делом. Его внук Владимир Апанасов вспоминал: «Он был способен к иностранным языкам. Прилично владел (по свидетельству бабушки): английским, немецким, французским, изъяснялся на итальянском, греческом и турецком. К концу жизни по-английски стал говорить очень хорошо».

Неприятности у Григория Лукачера начались сразу же после Октябрьской революции, при том что политикой он не занимался и даже не интересовался. Ему настоятельно советовали эмигрировать, но он этого не сделал, считая, что власть большевиков временная и скоро все встанет на свои места. Каким же ошибочным было это суждение и как потом Григорий Ефимович за это пострадал!

Вскоре начались гонения и аресты, он пытался устроиться, в том числе работал журналистом. В 1923 году был арестован и отправлен в Соловецкий лагерь. Спасение пришло совершенно неожиданно: тогдашний наркомвнешторг Леонид Красин посетовал на то, что для подъема промышленности приходится приглашать иностранных специалистов. «Своих что ли нет?» – вопрошал нарком. И Григория Лукачера, как одного из крупнейших специалистов в отрасли, отпустили на свободу. Правда, приписали жить в незнакомом для него северном городе Архангельске.

Владимир Апанасов вспоминал: «Фактически дед стал (в тот период) руководителем создаваемого «Экспортлеса», т. к., по словам бабушки, весь «Экспортлес» тогда был фрахтовый отдел. Формально этой организацией он, конечно, не руководил». Григорий Ефимович Лукачер стал еще и преподавать в только созданном лесотехническом институте и Промакадемии при нем – читать курс по фрахтовому делу.

Однако вскоре наступил роковой 1937-й и Лукачера вновь арестовали. На этот раз спасения было ждать неоткуда, а обвинения человеку, который никогда особо не жаловал советскую власть, навесить не составило труда. Да, эта самая презираемая им власть жестоко отомстила в ответ. Григорий Ефимович был расстрелян в 1938-м, хотя в свидетельстве о смерти указали, что он умер в 1941 году от тяжелой болезни.

Пострадала и его супруга Ольга Михайловна Лукачер – переводчица, старший преподаватель кафедры иностранных языков АГПИ. Изучением иностранных языков она занималась с детства. В совершенстве владела французским и английским, неплохо знала немецкий и умела изъясняться на итальянском. Окончила Одесскую женскую гимназию с золотой медалью. Дальнейшее образование  получила сначала в Швейцарии, затем в течение трех лет училась во Франции, в Сорбонне (не окончила). После революции работала в редакциях различных газет и журналов в Одессе.

Когда арестовали ее мужа Григория Ефимовича, Ольга Михайловна по счастливому стечению обстоятельств осталась нетронута карательными органами. Продолжала преподавать в АЛТИ и АГПИ, пережила войну, вела группу переводчиков в интерклубе Архангельска по разговорной практике. Однако за два года до смерти Сталина, в 1951 году, Ольге Лукачер припомнили и ее происхождение, и блестящее знание иностранных языков. 64-летняя женщина была арестована, и только смерть тирана вернула ее на свободу. Вплоть до 1968 года она продолжала преподавать и переводить в АЛТИ, скончалась в 1973-м.

Пострадал от репрессий зять Лукачер Вильям Апанасов, родившийся в 1906 году… в ЮАР. Видимо, этот факт сыграл роль в последующем преследовании как «иностранного шпиона». Апанасов преподавал в Архангельском учительском институте и АГПИ, а в первый год войны служил военным переводчиком в штабе Беломорской флотилии Северного флота. 29 июля 1942 года, в разгар войны, был осужден особым совещанием НКВД СССР по статье 58-1 п. «б» УК РСФСР (за измену Родине в форме шпионажа) и приговорен к высшей мере наказания с конфискацией лично принадлежащего имущества.

Вслед за ним «по этапу» отправилась и его жена Ирина – дочь Григория и Ольги Лукачер, выпускница инфака пединститута. Для нее была выбрана иезуитская формулировка –  «член семьи изменника Родины». Подорвав здоровье, она скончалась в 1949 году, в возрасте 33 лет уже после возвращения из лагеря в Коми АССР.

Самое жуткое, что бремя сына «врага народа» и «лагерную пыль» вдохнул и внук Лукачер – Владимир Вильямович Апанасов. Ему, шестилетнему, пришлось отбывать ссылку вместе с матерью. После ее смерти он воспитывался в северодвинском детском доме, в том числе в годы, когда единственный близкий родственник – бабушка – отбывала срок в Красноярском крае. В Архангельск он вернулся только в середине 50-х годов и всю свою жизнь преподавал в АЛТИ, оставил много воспоминаний о репрессированных родственниках.

Погиб за критику советской власти

Имя Николая Константиновича Акинщина, бывшего заведующего кафедрой деталей машин АЛТИ, сегодня, к сожалению, фактически забыто. Его жизнь так же, как и судьба Григория Лукачера, была перечеркнута беспощадным кровавым пером сталинских репрессий.

Акинщин родился в 1894 году в Выборге. В 1911-м он окончил реальное училище, затем держал экзамены в морское инженерное училище, но экзамен не сдал и поступил туда в следующем году. В 1916 году в Архангельске он был направлен работать на гидрографическое судно «Вайгач», бывшее в составе арктической экспедиции Бориса Вилькицкого. Именно работа на «Вайгаче» сослужила плохую службу для Николая Акинщина: в 1918 году экспедиция примкнула к белогвардейскому движению, а через короткое время экипаж перешел на сторону советской власти.

Николай Акинщин преподавал в Архангельском лесотехникуме, затем в АЛТИ, где возглавлял кафедру деталей машин. В 1931 году он в первый раз был арестован из-за «недовольства новыми реформами образования». К тому же его сестра и мать жили в Финляндии, что вызвало у ОГПУ определенные подозрения. Но на первый раз Акинщина отпустили, и он продолжил работать.

Однако счастье длилось недолго: второй арест последовал в
37-м. Обвинили в «фашистской и пораженческой пропаганде, направленной к дискриминации советского правительства, распространение контрреволюционной клеветы, по адресу органов управления советской властью». Да, Николай Константинович действительно критиковал советскую власть, но для того были основания: ведь то, что творилось в те годы, у многих людей, когда-то принявших революцию, вызывало определенное неприятие. «У нас отнято все, что представляло интерес. Осталась пока одна возможность пользоваться природой, и эту последнюю возможность хочется реализовать», – говорил Акинщин.

К сожалению, советская власть на этот раз не простила интеллигента из Архангельска: в 1942 году он умер в лагере в Пуксе.

Приговорен за сотрудничество с Норвегией

Иван Яковлевич Воронцов был одним из первых преподавателей АЛТИ. А еще являлся талантливым изобретателем: в 1933 году придумал затворное устройство для водовместилищ со сплавными лесоматериалами. Годом позднее изобрел кошель для сплава леса, который использовался на Енисее во время транспортировки особо ценных пород древесины. Но этот яркий человек тоже, увы, не избежал репрессий.

Он родился в 1882 году. Вся его деятельность была связана с лесом, лесозаготовками, он имел большой опыт и знания в сфере сплава, поэтому его назначали в руководящий состав многих организаций Архангельска и области: 1920 год – районный уполномоченный по сплаву в Архангельской губернии; 1921-й – начальник Областного управления по сплаву леса к беломорским портам и начальник транспортного отдела Областопа; с 1922-й – инспектор архуправления «Северолеса»; с 1923 по март 1927 года – эксперт Архангельской товарной биржи.

С 1931 года Иван Воронцов преподавал в АЛТИ, затем был директором организованного им музея института. Но в 1937 году его арестовали. 11 января 1938-го по ст. 58-10 ч.1. УК РСФСР осужден по постановлению тройки УНКВД по Архангельской области за антисоветскую агитацию к расстрелу. Приговор привели в исполнение 20 января 1938 года, в день его рождения. В справке на арест значится, что он «работая в лесных организациях, в прошлом лесопромышленник, имел тесные связи с норвежским консулом и др. представителями лесных фирм. Подозревается в том, что на протяжении целого ряда лет собирал и передавал этим инопредставительствам сведения шпионского характера».

Конечно, впоследствии Иван Яковлевич был реабилитирован и все надуманные обвинения были сняты. Но, как говорится, человеческая жизнь сгорела в огромном котле, принесенная в жертву страшным сатрапам, жаждущим расправы над всеми, кто не так думал, не то говорил и не со всем был согласен. К сожалению, долгие годы его имя было фактически вычеркнуто из летописи АЛТИ и восстановлено его семьей, сохранившей все документы и фотографии…

Неожиданно исчез сразу после войны

Арнольд Владимирович Лившиц был первым заведующим кафедрой немецкого языка АГПИ. Так получилось, что после своего ареста в июне 1945-го этот замечательный человек был приговорен к 10 годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях. Дальнейшая судьба его неизвестна.

Интересна биография этого потомственного большевика. Он родился 23 июня 1907 года в Одессе в семье печатника. В автобиографии он писал: «С началом Первой мировой войны в 1914-м отца как русского подданного интернировали, и в 1917-м он находился в лагере гражданских пленных в городе Хольцминдене. Затем его поселили в город Айзенах». С 1918 года семья переехала к отцу. Живя в Германии, Арнольд Владимирович вступил в организацию коммунистической молодежи. Работал на заводе. В мае 1926-го Лившиц выехал в СССР, где через три года был призван в ряды Красной армии. В армии он вступил в члены компартии. После демобилизации поступил в газету Центрального Комитета Союза строителей «Постройка», но из-за сложных бытовых условий проживания вынужден был сменить место работы.

В апреле 1932 года Арнольд Владимирович получает назначение на должность заместителя начальника Северо-Кавказского краевого бюро стандартизации мер и весов города Ростова. В марте 1933-го Центральное управление перевело его на работу начальником Дальневосточного управления во Владивосток. Именно здесь его коснулись партийные чистки, вскоре его исключили из партии. Начались скитания по городам СССР, учеба в Москве. В 1940 году он работал в Архангельске заместителем директора АГПИ по научной и учебной части, здесь же создал кафедру немецкого языка.

Можно только догадываться, почему сразу же после войны переводчик с немецким происхождением Арнольд Лившиц был арестован. Что стало с ним дальше, нам, увы, неизвестно.

Печальный итог

Многие известные люди Архангельской области попали под жернова репрессий. В АЛТИ и АГПИ было репрессировано 129 человек. Был расстрелян первый ректор АЛТИ Василий Горохов, к нам в ссылку прибыли знаменитый ученый и изобретатель телевидения Борис Розинг, вице-адмирал российского флота Виктор Карцов, профессор-гинеколог Василий Преображенский и многие другие.

Сегодня наша задача – помнить этих людей, собирать материалы, возвращать имена. В этом году по традиции архангелогородцы снова соберутся у соловецкого камня на митинг, а затем на акции «Молитва памяти» почтят тех, кто невинно пострадал в те жуткие годы. Также в Музее истории САФУ откроется выставка, посвященная репрессированным студентам и сотрудникам вуза. Никто не хочет, чтобы этот ужас в России повторился снова…

Алексей МОРОЗОВ,
фото: Музей истории САФУ