Вместо пеленок – отцова рубаха

Газета, Главная новость, Культура

В Усадьбе М. Т. Куницыной работает выставка «Было детство без смартфона…»

Еще на пороге усадьбы мы узнали, что, приходя на выставку вместе с родителями, дети спрашивают мам и пап: «Как же вы росли без гаджетов, бедненькие?». Даже недавние времена без современной техники и интернета сегодняшние мальчики и девочки представляют себе с трудом. А эпоха взросления наших «прапра» и вовсе кажется им чем-то из ряда фантастики.

Как росли наши предки в северных деревнях в конце XIX — начале XX веков, решили рассказать организаторы выставки «Было детство без смартфона…». Экскурсоводы знакомят посетителей с традициями воспитания крестьянской ребятни от самого рождения до подростковых лет. Для полного погружения в эпоху все условия: и подлинные экспонаты, и современные предметы, изготовленные «под старину», и, конечно, интерактив.

Пятилетние няньки

Музейщики начинают рассказ с главного: в деревне были очень большие семьи – их называли пятибратчины: пять братьев в одном доме, у каждого жена, дети, плюс родители и бабушки с дедушками – порой вместе делили быт до 30 человек. Малышей на свет появлялось много, но, несмотря на это, каждый был долгожданный, и супруги, так же как современные мамы и папы, готовились к появлению чада. С той лишь разницей, что коляски, кроватки, пеленки-распашонки в магазине они купить не могли – все мастерили своими руками и, как сейчас бы сказали, из экологически чистых материалов.

– Делали в первую очередь зыбку – это люлька, зыбка – от слова «зыбать» – качать. Ее подвешивали за лучок, а сверху покрывали юбкой или подолом материнского сарафана. Обязательно этот сарафан должен быть ношеный, чтобы мамин запах берег – тогда малышу было в зыбке спокойно, он чувствовал, что родительница все время рядом, и меньше капризничал, – объясняет экскурсовод Екатерина Колпакова.

Для подросшего ребенка тоже свои приспособления – почти как современные, только сделаны сотню лет назад. Например, маленький стульчик на колесиках, который можно было катать по избе. Или стОянки – к ножкам на деревянной основе крепилось колесо, в которое опускали малыша, и он, опираясь на локти, учился стоять. Для первых шагов папа изготавливал ходунки – специальную опору с колесом спереди. При этом все детали выполнялись из дерева.

Однако родителям не очень-то много времени удавалось проводить с детьми – работы полно. Поэтому с малышами в основном возились няньки – либо старшие сестры, братья, либо бабушки, а более зажиточные семьи могли себе позволить пригласить в помощь девочку из своей или соседней деревни.

– Лет пять-шесть исполнилось – и все, говорили: нянька готовая. Не зря отмечали, что надо сначала родить няньку, потом Ваньку, чтобы было с кем малыша оставлять, – рассказывает  Екатерина Александровна. – Но сначала помощницу нужно было взрастить, научить, сразу ведь не доверишь – вдруг уронит, а вдруг будет не очень-то ласкова.

Наш экскурсовод показывает запеленатое полено, причем не в пеленку, а в отцовскую рубаху – так кутали всех младенцев: мамин сарафан над зыбкой давал ощущение присутствия рядом, а папина рубаха защищала от всех невзгод. На таком полешке девочка и тренировалась ухаживать за братиком или сестричкой – укачивать, укладывать спать. И кормить: вместо смеси – коровье молоко, вместо современных бутылочек – коровий рог, его вычищали изнутри, а снизу проделывали дырочку. Само молоко предварительно выпаривали в печке и разбавляли водой, чтобы сделать его менее жирным.

Девочке – прялка, мальчику – топорик

Конечно, родители не только воспитывали себе нянек. Пять-шесть лет, как говорили наши предки, время, когда дети «в разум входят». А значит, наступает пора перенимать умения взрослых. Малышке дарили первую прялочку, мальчику – первый топорик. Всех детей приучали работать в поле, хлеб жать, по грибы по ягоды ходить. Главная забота девочек, конечно, рукоделие – они учились прясть, ткать, шить, вышивать, обрабатывать лен. И уже начинали готовиться к свадьбе – ведь до замужества будущим невестам нужно было наготовить одежду на всю дальнейшую жизнь.

– Самое первое ремесло – научиться прясть. Это основа – если ты нитку не спрял, тебе не из чего будет полотно соткать, соответственно, не из чего шить. Прялка – инструмент некапризный, он подпускает к себе всех – и маленьких девочек, и стареньких бабушек, – рассказывает Екатерина Колпакова. – Ну а дальше, когда девочка уже подрастет, подокрепнет, ее посадят за ткацкий станок. К этому моменту она будет в совершенстве владеть изготовлением нити. На ткацком станке работали девочки постарше, так как этот инструмент более серьезный,  он требует хорошей физической подготовки – силы в руках, силы в ногах и острого зрения. Наткут полотна, потом начнут кроить, шить, и все в сундучок прикладывают – это и есть приданое, которое потом с собой замуж возьмут. Там одежда на себя, на мужа, на детей. А еще подарки всей мужниной родне – обычно делали полотенца, которых нужно было наткать до 40 штук, – это огромная работа. Поэтому-то и собирались те самые знаменитые девичники перед свадьбой – они были не только для того, чтобы «набыться» с подружкой, а чтобы помочь доготовить приданое.

Вообще, девичий труд был очень кропотлив. На изготовление простой рубашки – от начала процесса обработки льна до последнего стежка – уходило год-полтора. Но зато и служили такие вещи веками, говорили: как шьется, так и носится.

У мальчиков работы не меньше. Если девочке говорили, что нечего замуж собираться, если прясть не научилась, то мальчику: нечего женихаться, если топор в руках не держал. Поэтому самое главное для парня – овладеть плотницким мастерством. И конечно, здесь, на Севере, маленькие поморы осваивали науку рыбного промысла. Поэтому все парни умели ходить за уловом и вязать сети, причем часто сами пряли для них нити. Учились и собирательству, и охоте, и зверобойному промыслу. Также мальчики подрабатывали пастушками, но «в профессию» брали далеко не всех, а только ребят с особым талантом управлять животными.

Учились грамоте и морскому делу

К 12-14 годам дети начинали зарабатывать деньги. И могли потратить кровные на ярмарке. Народному торгу посвящена отдельная часть экспозиции. Здесь купюры, бывшие в обиходе на рубеже веков, украшения и мануфактурные платочки, которые мальчики привози-ли мамам или приглянувшимся девушкам. Игрушки для младших братьев и сестер, сохранилась даже коробка из-под архангельских конфет, – кстати, сладости обычно делили на всю деревню. Или можно было приобрести санки, коньки для зимних забав. На ярмарке покупали и книги – обучение грамоте активно распространялось в начале XX столетия. Поэтому отдельный стенд посвящен образованию рубежа веков.

– Женщин грамотных было меньше – на 10 образованных мужчин одна грамотная женка. Но говорили: неграмотный как слепой – любой может обвести. Поэтому старались детей как можно раньше отдать обучиться хотя бы читать и писать, – отмечает Екатерина Колпакова. – Существовали так называемые вольные школы, в которых учились всего три-четыре месяца. Элементарные навыки получили, а дальше все: хорошо косу в руках держишь – давай на сенокос. После начали появляться двуклассные и одноклассные школы при церковных приходах, в них учились два-четыре года. Также у нас на Севере открывались первые морские школы.

Кстати, девушек тоже отдавали в эти учебные заведения. Ведь многим из них приходилось ходить в море, помогать отцу в мужских делах, особенно если в семье не родился мальчик. И если на юге и в средней полосе России девчонок выдавали замуж лет в 15-17, то на Севере значительно позже – даже в 25-27 лет ходить в девках, жить в отчем доме считалось нормальным. Поскольку поморки были очень работящими, сильными и хорошо помогали родителям.

Вообще, выставку «Было детство без смартфона…», хоть она и отдает дань обычаям старины, традиционной не назовешь. Экскурсия не основана на простом рассказе – в интерактивной зоне можно предаться играм наших предков: покрутить волчки на скорость, «понянчить» полешко, подержать в руках погремушки-шаркунки или собрать, как пазл, лоскутное одеяло. Многие игрушки примитивны – например, белочка, скрученная из платка. Или целый короб древесных спилов – круглых и разделенных на части. Но все это будто оживает в сопровождении народного слова, и дети, пришедшие на выставку, охотно включаются в процесс – необычный и совершенно новый для них.

– Ребята в конце обычно говорят, что детство без смартфонов реально и очень даже интересно – они с удовольствием во все играют, руки тянут и все хотят попробовать: и колыбельные попеть, и малышей покачать, и рассказать, как их детство проходит, – говорит Екатерина Колпакова.

Выставка «Было детство без смартфона…» (6+) будет работать в Усадьбе Куницыной до конца июня. К слову, организаторы обещают дополнить экскурсию мастер-классом по изготовлению народной игрушки.

Наталья ЗАХАРОВА,
фото: Иван МАЛЫГИН