Инструмент для музыканта как личное оружие

Газета, Главная новость, Культура , ,

Дирижер духового оркестра ГУ МЧС России по Архангельской области
и городского оркестра имени Владимира Васильева Вадим Данилюк уверен, что их работа – самая интересная.

Минувший юбилей Победы мы встречали негромко, все массовые мероприятия отменены. Тем ценнее была инициатива выступления оркестра во дворах домов участников войны и ветеранов. 9 Мая наши победители слушали знакомые мелодии из окон своих квартир. О том, откуда взялась эта идея, и в целом о профессии музыканта духового оркестра мы решили узнать, что называется, из первых уст.

Ветераны плакали от радости

– Вадим Сергеевич, кто стал инициатором концертов во дворах Архангельска на День Победы?

– Поясню, что в этом мероприятии участвовали сразу два коллектива: оркестр Главного управления МЧС России по Архангельской области и городской духовой оркестр имени Владимира Васильева. Я являюсь художественным руководителем и дирижером оркестра МЧС, репетиционная база которого располагается во Дворце детского и юношеского творчества, и дирижером городского оркестра, который работает на базе КЦ «Соломбала-Арт».

На 9 Мая коллектив был сводный, 20 человек, что позволило полноценно выступить на улице и подарить праздник ветеранам. В первую очередь мы играли для тех, кто по состоянию здоровья не может выходить из дома. Часто пожилые люди даже не могли подойти к окну, и тогда родственники распахивали оконные рамы, и ветераны слушали музыку и плакали от радости. Сама идея – это совместный проект администрации Архангельска, партии «Единая Россия» и руководства регионального МЧС.

– Подобное выступление было впервые?

– Да, но думаю, что мы стали свидетелями зарождения новой традиции. Уверен, что повторим подобные мероприятия и на следующий год. Музыканты проявили себя с лучшей стороны, все понимали важность момента.

– Насколько я знаю, именно вы стояли у истоков создания оркестра МЧС.

– В 2009 году, когда было принято решение руководством Главного управления, эту почетную миссию доверили мне. На тот момент я являлся руководителем городского оркестра, но с удовольствием взялся за новый проект. Вообще, замечательно, что возрождается институт духовых оркестров. Раньше они существовали практически при каждом Доме культуры, но в 90-х это все было утрачено. И только благодаря энтузиазму музыкантов-духовиков коллективы вновь стали появляться в Архангельске. Так, в 2004 году городской духовой оркестр был создан Владимиром Васильевым – педагогом музыкального училища с большим стажем.

Через пять лет мы буквально с нуля организовали новый коллектив в МЧС, изначально все инструменты были личные. И вот уже десять лет оркестр в строю. Весь Северо-Запад России нами пройден, за рубежом представляли наш город. Многочисленные награды – это большая оценка нашего труда, что важно для артистов. Оркестры же не строятся по принципу «Быстрее, выше, сильнее», каждый коллектив имеет свое неповторимое звучание. Это зависит и от состава, и от руководителя.

В музыке с детства

– Получается, что вас, гражданского человека, именно музыка привела «в погоны»?

– Получается так. Конечно, есть специальные учебные заведения, где готовят военных дирижеров – это для тех, кто изначально решил связать свою судьбу с музыкой и военной службой. Мой путь складывался немного иначе, что не повлияло на результат.

– Вадим Сергеевич, а вы сами как пришли в эту профессию? Как вообще становятся музыкантами духового оркестра?

– Можно сказать, что это семейное. Мои родители после окончания консерватории были направлены по распределению в Северодвинск. Мама сейчас там директор 3-й музыкальной школы, отец работает у меня в коллективе военным музыкантом. Сколько себя помню, я с детства был при музыке, с семи лет пошел в музыкальную школу, затем окончил училище и консерваторию по классу инструментального исполнительства тромбон, получил профессию дирижера и стал преподавателем музыкального училища в Архангельске (ныне колледж).

– Откуда такой выбор?

– Конечно, сказалось влияние родителей. Папа, сам духовик, сказал: «Занимайся, сын, если хочешь чего-то в жизни достичь». И, думаю, он не ошибся. В 1991 году я стал лауреатом областного конкурса, еще учась в музыкальной школе.

Отец был руководителем духового оркестра Дворца культуры на Яграх, там занимались рабочие завода «Звездочка». Был создан при ДК и детский коллектив, участником которого я являлся, ребята ходили на парады 1 и 9 Мая барабанщиками, потом музыкантами оркестра. И эта культура прививалась с ранних лет. Тогда была правильная, нужная школа,  потому что истоки любой профессии закладываются с детства.

– Насколько востребованы вы сегодня?

– Основная наша задача – военно-патриотическое воспитание личного состава МЧС, мы участвуем во всех ритуалах, церемониях. Кроме того, так как располагаемся на базе ДДЮТ, обеспечиваем детские патриотические мероприятия.

Далее идет концертно-просветительская деятельность в разных направлениях: концерты, конкурсы, фестивали, шествия, танцевальные вечера под духовой оркестр – одним словом, классика. И современные направления тоже не забываем, в репертуаре коллектива есть музыкально-развлекательные программы: плац-концерты, выступления на площадях города, дефиле оркестров. Иногда любим и пошутить – почему бы и нет, если это со вкусом и в тему.

– Говорят, многое зависит от дирижера: одну и ту же песню оркестр у разных руководителей может исполнить по-разному.

– Так и должно быть, каждый коллектив самобытен. И здесь многое зависит от художественного руководителя и дирижера: подбор репертуара, трактовка музыкальных произведений. Но основная роль – это работа с людьми, точность и скоординированность действий музыкантов, чтобы коллектив звучал профессионально.

– А если во время концерта у кого-то инструмент отказал или кто-то сбился?

– Такие ситуации бывают, но в этом и заключается роль дирижера. От ошибок никто не застрахован. Если зритель не заметил ошибку, то дирижер все сделал правильно.

– Много ли времени уходит на разучивание новой композиции?

– Все зависит от классности музыкантов и навыка владения ими инструментов. Мы достигли определенного уровня мастерства, что позволяет в кратчайшие сроки разучивать произведения для духового оркестра. Репетируем ежедневно, это наша работа. Возраст музыкантов разный – от 18 до 70 лет. И этот симбиоз людей разных поколений и позволяет добиться того правильного звучания коллектива, когда молодые тянутся к старшим, а старшие своим опытом делятся и получают от молодежи заряд бодрости.

В мороз играем в перчатках

– Наверное, духовой оркестр сегодня – это очень затратно?

– Хорошие инструменты стоят дорого. В России их не делают. Наиболее доступные – китайские, цена на самые простые изделия от 50 тысяч рублей, но качество там не очень. Если брать хорошую зарубежную фирму, цена на профессиональный духовой инструмент, который хорошо звучит и будет долговечным, начинается от 150 тысяч. Но это, повторюсь, самый простой. А, например, маршевый сюзафон (большая маршевая туба, у которой раструб располагается над головой музыканта, она обычно замыкает строй) стоит порядка 500 тысяч рублей. Конечно, стараемся обновлять музыкальный парк, но это получается по мере возможности.

– Не жалко на улице использовать такие дорогие вещи, вы же выступаете и в дождь, и в мороз.

– Существует регламент ухода за музыкальными инструментами. Конечно, они нежные, например, деревянным духовым очень вреден дождь и мороз, они страдают больше, чем медные. Для этого существуют специальные чехлы от дождя. В мороз играем в перчатках. Чтобы губы не примерзали, используется гигиеническая помада и пластиковые мундштуки. А чтобы внутри инструмента не образовывался конденсат от перепадов температуры и не замерзали движущиеся части, мало того что надевается чехол, так еще и внутрь заливается спирт. После выступления каждый музыкант чистит и приводит в порядок инструмент – это как личное оружие.

– Музыка идет в ногу со временем, вот пианино уже электронные применяются. А духовые инструменты остались прежними?

– Электронные духовые инструменты в оркестрах не используются. В основном идет лишь совершенствование уже существующих – новые сплавы позволяют добиться лучшего звучания, на них легче играть, но специфика остается прежней.

– Наверное, это тяжелый труд – немалую силу нужно иметь, чтобы дуть с определенными усилиями, да еще и на улице.

– Безусловно, вырастить хорошего музыканта-духовика непросто, это специальный комплекс приемов дыхания, исполнительского аппарата, своя специфика в постановке губ, языка. К тому же вы правы, это же еще и физически тяжело. В советское время газета «Труд» приравняла работу в духовом оркестре к работе шахтера. Простой пример: попробуйте в течение хотя бы получаса без перерыва надувать воздушные шары. Плюс вес инструментов, например, туба может достигать 11 килограммов. Это все дело навыков и тренировок.

И все же я считаю, что у нас самая интересная работа – яркая, дарящая эмоции. Важно, что наша профессия нужна людям. Слезы ветеранов, благодарные слова людей, которые приходят на наши выступления и вечера отдыха, – лучшая награда. К нам даже из других городов приезжают, потому что соскучились по духовой музыке.

Софья ЦАРЕВА,
фото: Иван МАЛЫГИН