«Ты красивая. Давай общаться»

Газета, Главная новость, Люди и события , ,

Безобидное сообщение в соцсетях может оказаться приманкой интернет-педофила.

Интернет открыл широкие возможности для преступников различных мастей – от шарлатанов, выманивающих накопления у доверчивых граждан, до извращенцев, растлевающих маленьких пользователей Сети. И самая высокая цена, которая возможна в виртуальном мире, вовсе не деньги, а душевное здоровье детей.

Сначала – дружба, потом – шантаж

Накануне Дня защиты детей мы встретились с Сергеем Янглеевым, руководителем следственного отдела по Ломоносовскому округу города Архангельска Следственного управления СК России по Архангельской области и НАО. Наш разговор – о том, как орудуют онлайн-педофилы и как вести себя взрослым, чтобы защитить ребенка от этой беды.

– Несовершеннолетний в интернете априори под угрозой, – считает Сергей Николаевич. – В таких соцсетях, как «Инстаграм», «ТикТок», «ВКонтакте», «Фейсбук», «Телеграм», создано очень много фейковых страниц, с которых злоумышленники шлют детям различного рода информацию порнографического содержания и предложения подобного характера – сфотографировать свое тело, половые органы…

Невинная фраза из серии «Ты красивая. Давай общаться» может обернуться для ребенка травмой на всю жизнь. Растлители используют примерно одинаковую схему. Создают в соцсетях страницу от имени несовершеннолетнего: мол, я такой же, как и ты, мне 14 лет. Ставят фотографию, которую берут из интернета, изучают сведения, которые потенциальная жертва размещает в своем профиле, – о родителях, друзьях, месте учебы, увлечениях. И заводят переписку, всячески пытаясь войти в доверие.

Для взрослого человека это не составит труда. Тем более что дети часто не ограничивают доступ к своей странице, не фильтруют информацию, которую выставляют на всеобщее обозрение, и злоумышленник может сложить о ребенке полноценную картину. Общение начинается с простых вещей: преступник рассказывает о своих интересах, которые, как правило, совпадают с интересами несовершеннолетнего, о том, где он учится. Полторы-две недели плотной переписки, в том числе и обмена безобидными фотографиями, хватает чтобы ребенок начал воспринимать педофила как близкого друга, которому можно доверить самое потаенное. Тогда новый «товарищ» делает следующий шаг – просит жертву сделать снимок без одежды.

– Дальше – больше: сфотографируй половые органы, соверши какие-то действия сексуального характера. Дети на это ведутся, выполняют указания, а потом начинается шантаж: если ты не будешь следовать моим требованиям – я разошлю нашу переписку, твои откровенные снимки родителям, бабушке, одноклассникам, педагогам, – рассказывает Сергей Янглеев. – Ребенок впадает в ступор, он не знает, что делать. Сознаться маме или папе ему стыдно и страшно. Шантаж продолжается до того момента, пока переписку не обнаружат родители. Это может длиться месяц, два, полгода… У нас были случаи, когда ребенок на протяжении года слал фотографии педофилу в различных позах. Ужасает, что преступники заставляют делать детей, в том числе скидывают порноролики и требуют повторить те же действия, что записаны на видео.

С виду семьянин, в Сети – развратник

Обычно такое общение не выходит за рамки виртуального пространства. Реальные встречи достаточно редки – как правило, интернет-извращенец живет в другом регионе. Сергей Николаевич вспоминает случай из практики. Несколько лет назад следователи работали над уголовным делом, потерпевшими по которому проходили дети из Архангельска, Новодвинска, районов Поморья, Вологды и Ленинградской области. А самого растлителя обнаружили и задержали в Свердловской области.

– Был один случай – редкость на самом деле, – когда интернет-развратник оказался жителем того же города, что и потерпевший. Он здесь выбирал себе жертву с целью дальнейших встреч. Сначала завязывал переписку в соцсетях, а затем шантажировал, требуя личного «общения». И когда он пришел на назначенную встречу – в этот момент и был задержан, – вспоминает Сергей Янглеев.

Наш собеседник отмечает, что в зоне риска практически все несовершеннолетние, у которых есть страницы в соцсетях, а в особенности те, кто активно выкладывает свои фото, видеоролики. Жертвами педофилов становятся и мальчики, и девочки, как правило, от 9 до 15 лет. Неслучайно в той же соцсети «ВКонтакте» пользователям рекомендовано регистрироваться лишь с 14-ти. Те, кто младше, создают профили, завышая свой возраст. И зачастую родители не видят в этом ничего опасного.

По словам Сергея Янглеева, никакого универсального портрета интернет-педофила не существует. Это могут быть люди абсолютно разного возраста, социального статуса, мужчины и женщины.

– Пару лет назад коллеги расследовали уголовное дело: малолетних растлевал крупный государственный чиновник одного из городов в средней полосе России. Его вычислили здесь, в Архангельске, и ездили туда на задержание. Успешный человек, семьянин. Из моей практики подобные преступления совершали как молодые люди 18-19 лет, так и взрослые мужчины 40-45 лет, у которых была жена, дети, но они «развлекались», развращая несовершеннолетних. Была и женщина, которая вела непристойную переписку с девочками и мальчиками. Эти люди могут жить в соседнем подъезде или на одной площадке с вами, быть с виду благополучными семьянинами, а в сети – развратниками, – рассказывает Сергей Николаевич. – Вообще, диагноз «педофилия» ставится в отношении лица исключительно по результатам судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, и диагностируется она у единиц, поскольку включает в себя не только психическое расстройство, но и расстройство поведения. Зачастую человек не имеет психических отклонений, но совершает развратные действия в Сети. На это его могут толкнуть неустроенность личной жизни, детские психотравмы,  негативный опыт первых отношений. Эти люди легко находят общий язык с детьми, входят в их доверие.

Один растлитель, десятки жертв

Ежегодно виртуальные извращенцы наносят реальный вред огромному количеству несовершеннолетних по всей России. Только в следственном отделе по Ломоносовскому округу Архангельска в год возбуждается три-пять уголовных дел по интернет-педофилии. При этом число потерпевших по каждому из них – пять-десять человек. Были случаи, когда один онлайн-обидчик растлевал до ста детей.

Раскрытие таких преступлений – процесс сложный и кропотливый. Злоумышленники пишут своим жертвам из других регионов и даже стран. Используют специальные программы, шифрующие IP-адреса. Следователи привлекают для работы по этим делам специализированные подразделения по кибербезопасности МВД Росси по Архангельской области и специалистов регионального управления ФСБ, которые могут вычислить местонахождение сетевых извращенцев. Важно в поимке таких преступников и поведение представителей пострадавшей стороны.

– Если родители узнали, что его ребенка склоняют в соцсетях к действиям сексуального характера, то, пожалуйста, не стоит писать этому человеку: мол, мы тебя вычислили, ты попался. Потому что он просто блокирует страницу, создает новую и начинает свою «охоту» сначала. Если с вашим ребенком не случится ничего плохого, то он переключится на других детей, и они могут пострадать. Обнаружили опасную переписку – отстраняйте ребенка от общения с этим человеком, делайте скриншоты и незамедлительно обращайтесь в правоохранительные органы. В таких случаях получается вычислить педофила в кратчайшие сроки, – советует Сергей Янглеев. – Был случай, когда отец увидел переписку своей 12-летней дочери подобного характера. Обратился к нам, от имени девочки мы продолжили диалог, установили, где это лицо проживает, где работает, чем занимается. Он разоткровенничался, думая, что общается с ребенком, и мы его задержали.

Интернет-педофилия – особо тяжкое преступление, за которое грозит серьезное наказание – свыше 12 лет лишения свободы. Но, как известно, гораздо лучше предотвратить преступление, особенно если речь идет о половой неприкосновенности несовершеннолетних. Сергей Янглеев рекомендует родителям контролировать соцсети своих детей. Есть различные программы, позволяющие отследить время, которое ребенок проводит в Сети, людей, с которыми он общается. Ставьте ограничения на переписку с неизвестными интернет-пользователями, минимизируйте личные данные в профиле сына или дочери. Не разрешайте выставлять личные фото, ведь, как правило, диалог педофилы начинают с фразы: «Привет, ты очень красивая(-ый)». Детей это располагает – им в 11-12 лет редко кто-то из противоположного пола делает комплименты, а интерес уже просыпается. Но главное – дать своему ребенку понять, что в сложный момент он может попросить помощи у родителей и его за это не осудят.

– Общение с подобным человеком в Сети – это и так морально тяжело. Еще один стресс – сообщить родителям. Какая будет реакция, непонятно, и зачастую взрослые ведут себя неправильно – начинают ругаться, осуждать. Ребенок еще больше замыкается. Поэтому именно доверительные отношения с детьми – залог успеха, залог того, чтобы несовершеннолетнего вытащить из этой ситуации, – подчеркивает Сергей Николаевич. – На практике зачастую бывает так: мама или папа выявили у ребенка переписку сексуального характера. Начинают выяснять, и он просто замыкается, перестает общаться с родителями. Те пишут заявление в правоохранительные органы. Мы их вызываем, беседуем, а ребенок просто не идет на контакт в присутствии родителей. Тогда следователь общается с ним в присутствии психолога, и только тогда начинает что-то выясняться. А ведь в подобных делах важна каждая мелочь.

Наталья ЗАХАРОВА,
фото: Иван МАЛЫГИН