Диабет часто выявляют на диспансеризации

Газета, Главная новость, Здоровье, Люди и события , ,

Главный внештатный эндокринолог регионального Минздрава Мария Старцева – о том, почему диабет и коронавирус являются опасным сочетанием и как в последнее время изменились инсулины.

Дисциплина и постоянный самоконтроль для пациентов с сахарным диабетом являются образом жизни. А в условиях распространения коронавируса людям с этим диагнозом приходится быть особо острожными. Неслучайно они входят в группу риска по COVID-19.

Почему диабет и коронавирус являются опасным сочетанием? Как диагностируется диабет и может ли к нему привести чрезмерная любовь к сладкому? Какие современные методики лечения существуют? Об этом мы побеседовали с Марией Старцевой – заведующей эндокринологическим центром Архангельской областной клинической больницы, главным внештатным эндокринологом министерства здравоохранения региона.

Когда инфекции особенно опасны

– Мария Александровна, почему люди с диабетом входят в группу риска по коронавирусу, чем он для них особенно опасен?

– Диабет – это метаболические нарушения в организме, которые происходят из-за недостатка инсулина либо его неправильного действия. На этом фоне человек гораздо более восприимчив к любым инфекциям, в том числе и к COVID-19. А из-за ослабленной иммунной системы любое заболевание будет протекать в более тяжелой форме. Кроме того, 90–95 процентов пациентов с диабетом второго типа имеют избыточный вес, который сам по себе является фактором риска затрудненного дыхания.

Именно поэтому в нынешней ситуации людям, страдающим диабетом, необходимо тщательно относиться к мерам профилактики. По возможности соблюдать самоизоляцию или свести к минимуму контакты, в общественных местах носить маску.

Также важно помнить, что пациенты с диабетом на любое повышение температуры, на инфекцию реагируют повышением уровня гликемии. Поэтому если заболели – требуется более тщательно контролировать уровень сахара в крови. Длительное повышение гликемии, если его не корректировать, может привести к развитию серьезных осложнений.

– Какой тип диабета считается наиболее опасным – первый или второй?

– Это два совершенно разных заболевания, просто у них один итог – повышение глюкозы в крови. В основе диабета первого типа – абсолютная инсулиновая недостаточность. А при диабете второго типа инсулин в организме есть, но не действует по различным причинам.

На начало 2020 года в Архангельской области зарегистрировано 49 075 больных диабетом. И только порядка 2700 из них приходится на первый тип. Его называют диабетом молодых, потому что обычно он возникает у детей и подростков, у взрослых до 40 лет. Позже тоже случается, но нечасто. Этот диагноз никогда не остается незамеченным, так резко возникают симптомы. Сначала у человека появляется учащенное и обильное мочеиспускание, он теряет жидкость и, как следствие, начинает пить очень много воды. Учитывая, что глюкоза не усваивается, организм использует в качестве источника энергии белки и жиры. Пациент худеет на глазах, за месяц-два может потерять 10–20 килограммов…

Если количество пациентов с диабетом первого типа в последние годы остается стабильным, рост незначительный, то со вторым типом ситуация иная – он набирает обороты во всем мире. Это болезнь цивилизации, которой человечество расплачивается за образ жизни: за то, что мы много сидим за компьютером, мало двигаемся и неправильно питаемся.

Раньше диабетом второго типа чаще заболевали в возрасте после 40 лет. Но сейчас он помолодел, им страдают и дети, и подростки. Бытует мнение, что это более легкое заболевание. Это не так. С точки зрения возможных последствий оба типа достаточно опасны. А лечить сложнее как раз диабет второго типа. При первом типе все понятно: инсулина в организме нет совсем – подбираем правильную дозу, и все. Здесь же постоянно приходится варьировать, задействовать множество механизмов.

– Получается, что с диабетом однажды может столкнуться любой человек?

– Да. Естественно, есть группы риска, которые более предрасположены к этому, но не застрахован никто. Факторами риска являются наследственность, избыточный вес, повышенное артериальное давление, нарушение липидного обмена в крови, сердечно-сосудистые заболевания, а также возраст старше 45 лет. Впрочем, когда видишь нынешних школьников с большими бургерами и кока-колой, понимаешь: возрастная граница все больше будет стираться…

Факторы риска диабета второго типа бывают модифицируемые и немодифицируемые – те, которые мы в силах изменить, и те, перед которыми бессильны. Мы можем бороться с лишним весом, артериальной гипертензией, малоподвижным образом жизни, корректировать неправильное питание. Но генетику не изменим.

Когда я спрашиваю у пациентов, есть ли у них отягощенная наследственность по диабету, то часто слышу в ответ: «Нет. Мама болеет, но диагноз приобретенный». На самом деле это заблуждение. Наследственность при диабете второго типа более ярко выражена, если у человека есть родственники с этим диагнозом (необязательно самые близкие, например, тети или дяди), и пусть даже они заболели, будучи взрослыми, – шанс получить этот диагноз гораздо выше.

Кстати, при первом типе диабета генетика не так выражена. Если болеет мать – вероятность, что такая проблема коснется ребенка, составляет один-два процента, если отец – три-пять процентов.

– А как проявляется диабет второго типа?

– Этот диагноз зачастую, к сожалению, никак не проявляется. Человек может вообще не иметь симптомов. Разве что слабость, утомляемость, а у кого из нас ее не бывает? Поэтому нередко диабет второго типа выявляется при каких-то экстренных ситуациях – человек попал в больницу с пневмонией, инсультом или инфарктом, и ему проводят лабораторные исследования. Либо он готовится к плановой операции, к поездке в санаторий и проходит обследования.

В последние годы очень много случаев диабета выявляется при диспансеризации, причем на ранней стадии. И это огромное благо, потому что, чем раньше начать лечение, тем лучше прогноз. Такого понятия, как ремиссия, при этом заболевании не существует, но многочисленные исследования свидетельствуют: если пациент с диабетом второго типа и избыточным весом похудеет на 15–20 килограммов и удержит этот вес, то тогда показатели углеводного обмена придут в норму и это благоприятно скажется на состоянии здоровья.

По диагностике – в первой пятерке по России

– Если о диабете долго не знать – к чему это в итоге приведет?

– Повышенный сахар в крови негативно действует на сердечно-сосудистую систему. Представьте, что по вашим сосудам течет сироп, он оседает, впитывается в сосудистую стенку и делает ее хрупкой. В первую очередь страдают почки, что приводит к снижению их функции – а это в перспективе гемодиализ. Поражаются сосуды сердца, известный факт, что у пациентов с диабетом чаще случается инфаркт или инсульт. Поэтому важно поставить диагноз как можно раньше. И здесь еще раз хочу акцентировать внимание на важности диспансеризации, ее обязательно надо вовремя проходить.

Кстати, в Архангельской области довольно хорошо обстоят дела с диагностикой диабета. Если смотреть выявляемость по России, то мы находимся в первой пятерке. Наши показатели близки к странам северного региона – Финляндии, Норвегии, мы в этом отношении в хорошем европейском тренде. Лет пять-шесть назад в России, в том числе и в Архангельской области, проходило международное исследование, когда на улицах выбирали случайных людей и делали им анализ на уровень гликемии. И полученные данные сравнивали со статистикой. Стояла задача оценить, насколько реальная заболеваемость диабетом превышает зарегистрированную. Так вот Северо-Запад России в целом и наша область в частности выглядели достойно. Да, были незарегистрированные случаи, но совсем немного.

– Влияет ли на развитие диабета любовь к сладкому, чрезмерное употребление сахара?

– Кто-то может есть сахар в неограниченных количествах, и ему ничего не будет, кто-то позволит себе совсем чуть-чуть и получит негативные последствия. Все индивидуально и зависит от целого ряда факторов, прежде всего генетики и склонности к лишнему весу.

Организм так устроен, что мы должны получать 50 процентов необходимых калорий в сутки за счет углеводов. Среднестатистической женщине требуется 1500–1600 килокалорий в сутки, чтобы похудеть – 1200–1400 килокалорий. Но углеводы делятся на медленные и быстрые, сладости относятся ко вторым, злоупотреблять ими не надо. За ними не «успевает» наша поджелудочная железа, которая вырабатывает инсулин. Если ее постоянно перегружать – конечно, на первых порах она будет справляться, но в дальнейшем проблемы не заставят себя ждать.

– Какие продукты, наоборот, полезны?

– Достаточно придерживаться стандартных принципов здорового питания: есть часто и небольшими порциями, обязательно завтракать, употреблять в пищу больше клетчатки, овощей и фруктов, избегать жареных блюд. Так должен строить свой рацион любой человек старше 40 лет. С возрастом обмен веществ замедляется, и то, что мы могли легко съесть в 20 лет, в 45–50 не остается без последствий. Потому что с каждым годом интенсивность обмена веществ уменьшается.

При этом нельзя впадать в другую крайность и совсем отказываться от углеводов. Монодиеты вредны для здоровья. В организме не должно возникать дисбаланса между белками, жирами и углеводами.

– Медицина не стоит на месте, внедряются современные технологии, методики. Что нового появилось в лечении сахарного диабета?

– Я работаю с 1993 года и могу сказать, что за это время существенно изменились инсулины, их качество и уровень. Они стали максимально похожи на тот, что вырабатывается в организме человека, они дают более быстрое начало действия и гладкий пик. Если раньше делать укол необходимо было за 20-30 минут до еды, то сейчас непосредственно перед приемом пищи.

Появились современные технологии, например, помповая инсулинотерапия, когда препарат вводится с помощью помпы – специального аппарата, который, по сути, имитирует действие поджелудочной железы. Правда, некоторые пациенты думают, что при использовании помпы участие человека сводится к минимуму и это полностью автоматический процесс. Нет, пользоваться помпой могут только хорошо обученные пациенты. Не всем удается приспособиться, некоторые пробуют и через какое-то время возвращаются к традиционным шприц-ручкам, им это кажется удобнее и практичнее.

Эндокринологу нужен широкий кругозор

– Мария Александровна, как организована работа эндокринологического центра областной больницы? Какие задачи решаете?

– В существующем ныне формате наш эндокринологический центр работает с 2015 года. Раньше он существовал в несколько другом виде. Мы исходили из того, что необходима взаимозаменяемость, и пошли по пути объединения всех имеющихся структур, совместив поликлинический и стационарный этапы, а также методическую работу.

На базе областной больницы с 2002 года ведется регистр больных сахарным диабетом. С 2015-го этот процесс происходит в онлайн-режиме. Регистр – это живая система: врачи-эндокринологи на местах вносят данные по пациентам. Это очень удобно в том плане, что мы видим картину по области – динамику заболеваемости, назначение тех или иных препаратов, развитие осложнений. Мы как центр координируем процесс, при необходимости вносим корректировки, анализируем ситуацию. К регистру есть доступ и у федерального эндокринологического центра, расположенного в Москве.

У нас ведется поликлинический прием, работает стационарное отделение на 18 коек, где могут пройти лечение пациенты с эндокринной патологией. У врачей стационара и поликлиники существует взаимозаменяемость.

Отдельная, безусловно, важная часть работы – обучение больных сахарным диабетом. С 1994 года на базе областной больницы работает школа для больных сахарным диабетом, она стала первой на Северо-Западе, одной из первых в России. Сейчас обучение является одним из методов лечения многих заболеваний (артериальная гипертензия, бронхиальная астма и многие другие), но именно школы «Диабет» стали пионером в этом направлении у нас в России.

Кроме того, мы участвуем в работе мобильных бригад и выезжаем в районы, где нет своих эндокринологов. Активно ведем телемедицинские консультации – по несколько в день, консультируем коллег из области. Единая структура позволила выстроить четкую систему работы.

– Какими знаниями и качествами должен обладать будущий врач, чтобы стать хорошим эндокринологом? Что приводит в эту профессию?

– Лично я хотела стать эндокринологом с третьего курса, когда у нас изучалась биохимия. Мне очень нравился этот предмет, и я понимала, что на практике встречусь с этим всем в эндокринологии.

Будущему эндокринологу надо понимать, что его пациенты, может быть, не такие, как у врачей других специальностей: вылечились и ушли. Тот же диабет – заболевание хроническое, поэтому надо быть готовым, что пациенты с тобой надолго. Поэтому мы к ним привыкаем, примерно помним нюансы заболевания, когда, кому и что назначали…

Еще один нюанс: эндокринология – она смежная со многими специальностями. Много точек соприкосновения с кардиологией, нефрологией, гастроэнтерологией, так что нужен широкий кругозор. Но главное – для любого врача важно любить свою специальность, а не идти в нее по принуждению или потому что модно.

Наталья СЕНЧУКОВА,
фото автора и Ивана МАЛЫГИНА