Поморский полк

Газета, Главная новость, Люди и события , ,

В архангельском издательстве «Лоция» вышла книга, посвященная 75-летию Победы.

Писателя Павла Кренева (Поздеева) хорошо знают в литературном мире страны: он ведет общественную деятельность в качестве заместителя председателя Союза писателей России, выступает в жюри широко известных литературных конкурсов.

Он продолжает писать повести и рассказы, считая для себя важным и необходимым делом показывать людям свое видение жизни. Его книги регулярно выходят в московских издательствах. Однако же на родине писателя – в нашем городе и в Архангельской области (а Павел Григорьевич родом из Лопшеньги, что на побережье Белого моря) – его имя как автора художественных произведений недостаточно хорошо известно. И вот – первая книжная ласточка в виде книги рассказов о войне  вышла в канун 75-летия Великой Победы под названием «Поморский полк» в архангельском издательстве «Лоция».

– Павел Григорьевич, книга – это художественное произведение, в котором есть доля вымысла автора. Когда вы пишете военные рассказы, вы вспоминаете свое военное прошлое или военную историю  ваших родственников?

– Я из старинного поморского рода, а поморы, как известно, всегда верой и правдой служили России. Прадедушка мой, Андрей Васильевич Поздеев, служил боцманом на знаменитом военном клипере «Наездник», который многажды упоминается в произведениях Валентина Саввича Пикуля. Клипер этот вместе с дедом участвовал в войнах, кругосветных путешествиях… Родной мой дед (отец матери), Бадогин Егор Ермолаевич, пулеметчик Буденовской армии, погиб на Карельском фронте в Великую Отечественную. Двух близких людей – дедов по отцовской и материнской линии – Алексея Васильевского и Александра Волокитина увидел недавно на фотографии. Два российских солдата стоят рядышком после награждения медалями за свои военные подвиги в Первой мировой войне, снимок примерно  1915 года. Интересно, что тогда совсем молодые парни еще не знали, что тоже станут близкой родней.

Отец мой, Поздеев Григорий Павлович, всю войну служил на Северном флоте сигнальщиком, вдоволь хлебнул военного лиха…

Недалекий мой родственник, Андрей Павловский, работал боцманом на ледокольном судне «Сибиряков», повторившем подвиг «Варяга». Летом 1942 года он вместе  с командой своего сравнительно небольшого судна и маленькой пушечкой принял неравный бой в Карском море  со стальной громадиной – немецким линкором «Адмирал Шеер». Немцы сняли остатки команды с уже почти затопленного «Сибирякова», и родственник мой попал в фашистский плен. До конца войны находился в военном концлагере, в Норвегии.

Еще один мой близкий родственник по материнской линии, Андрей Худяков, воевал на Русско-японской войне. Был он рулевым матросом броненосца «Стерегущий». В феврале 1904 года корабль был подбит в бою, но в самый критический момент, когда японцы намеревались зайти на палубу и взять броненосец на буксир, команда не сдалась врагу и затопила свой корабль, открыв кингстоны…

Боевое прошлое моей родни – верный мой компас, указующий на правильный в жизни курс.

Я очень рано и серьезно начал делать выбор, чем в жизни заниматься. Я в любом случае хотел быть военным, только вот каким – или военным летчиком, или военным моряком? Получилось так, что не стал я ни тем, ни другим специалистом, а вот военным стал. В пятнадцатилетнем возрасте поступил в Ленинградское суворовское военное училище и успешно окончил его. Потом была долгая учеба и долгая работа. У меня высокое воинское звание. Правда, теперь я в отставке, по возрасту.

Конечно, когда в своих произведениях  затрагиваю тему войны, я не могу не обращаться к военному опыту моих родственников. Мне этот опыт как-то ближе, чем чужой. Например, моя повесть «Огневой рубеж пулеметчика Батагова», которая есть в книге «Поморский полк», рассказывает о последнем бое моего дедушки Егора. Таким, каким я его вижу.

– В одной из соцсетей девушка спрашивала, что почитать о войне, потому что она запуталась: и Первая мировая война, и Вторая, и Великая Отечественная… Как вы думаете, насколько важно подрастающему поколению знать о войне, или так: о войнах, в которых наша страна принимала, к сожалению, участие?

– К сожалению, это правильное уточнение, потому как Россия на войны никогда не напрашивалась. Войны навязывались ей.

Чудные дела сейчас творятся в образовании, в формировании исторической памяти. Поражаюсь  уровню исторических знаний некоторой части молодежи. Я недавно в большой студенческой аудитории задал простенький провокационный вопрос: кто одержал победу в войне Сталина и Наполеона? Сама такая постановка – глупее ее не придумаешь. Великовозрастные детки стали ломать голову: кто же, действительно, кто? Пока не нашелся один головастенький и не выдал правильный ответ.

О тяжелейшей, страшнейшей войне, в которой каждая ныне живущая семья кого-то потеряла, как это ни прискорбно, молодежь стремительно забывает, хотя на полях сражений лежат родные и близкие этой самой молодежи. Мир давно живет без войн, без суровейших потрясений, которые они влекут за собой. И сами собой постепенно стираются острые грани времен, до крови ранившие  наши сердца совсем еще недавно. Мир потихоньку успокаивается, дремлет в тихом, умиротворенном забытьи… И когда кто-нибудь начинает трепать струны тревожного прошлого, ему говорят: да успокойся ты, не видишь, люди видят сладкие сны.

Я не против этих снов. Я против сладкого умиротворения. Однажды, как это было в сорок первом, можно опять проснуться от грохота бомб, разрывающих наши дома. Или не проснуться, потому что бомба разорвала и твой дом. Не думаю, что такое наше поведение может понравиться погибшим родным, они ведь все видят, и они нас судят…

Тамара ОВЧИННИКОВА,
фото предоставлено издательством «Лоция»