За каждого убитого немца – сто невинных душ

Газета, Главная новость, Люди и события ,

Фронтовик Владимир Микитюк – о народной войне и жизни на оккупированной территории.

В конце июня, а точнее 29-го, в России прошла незаметная дата – в этот день  чтут память партизан и подпольщиков. В 1941 году Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) издали директиву о необходимости развернуть на оккупированных территориях партизанское сопротивление: «Создавать для врага и всех его пособников невыносимые условия, преследовать их на каждом шагу и уничтожать, срывать любые их мероприятия».

Фашисты требовали сдаться

Среди тех, кто участвовал в этой народной войне, – архангелогородец Владимир Микитюк. Горестей роковых сороковых Владимир Емельянович отведал, будучи еще совсем мальчишкой, – когда началась Великая Отечественная, ему не исполнилось и девяти. Семья нашего героя жила на белорусском хуторе Застенок, что в 80 километрах от Бреста, мама – домохозяйка, отец – работник почты, родители воспитывали девятерых сыновей, пятеро из них не пережили голода и болезней того страшного времени. Сам Владимир Микитюк едва не умер от тифа, но выкарабкался и всю войну наравне со взрослыми вел подпольную борьбу против фашистских захватчиков.

– Через 15 дней после начала войны немцы заняли Лунинец, в 20 километрах от которого находился наш хутор. Город почти весь разбомбили. Была объявлена мобилизация, и мой отец, Емельян Антонович, ушел на фронт. Больше года мы о нем ничего не слышали и думали, что он погиб, – рассказывает наш собеседник. – Воинские части, находящиеся поблизости, были разбиты, многих солдат забрали в плен, а некоторые смогли бежать и организовать партизанские отряды.

Владимир Микитюк вспоминает, как однажды ранним утром, выйдя на улицу, он увидел немецкие самолеты, кружащие на низкой высоте. Машины Люфтваффе разбрасывали над хутором листовки, в которых обращались к гражданскому населению с призывом сдаться, – в это время вся округа была уже оккупирована фашистами.

– Я успел окончить два класса, поэтому смог прочитать листовку и понес показать ее маме. В доме топилась печь, а мама стояла у окна и плакала. Я спросил у нее: «Почему ты плачешь?». А она ответила: «Война, сынок!». Прочла листовку, велела собрать все со двора и сжечь, – вспоминает Владимир Емельянович.

В этот же день мальчишка пас коров, погнал их к лесу и там впервые встретил партизан: трое солдат несли раненого товарища. Несколько дней Владимир Микитюк подкармливал новых знакомых, втихаря носил из дома еду и молоко.

– Мама заметила, что еда стала пропадать, и принялась меня расспрашивать, куда она девается, однако я слукавил: мол, с друзьями на пастбище ходим, вот и беру больше съестного. Но она поняла, что вру, – говорит наш собеседник. – Спустя три дня военные куда-то ушли, перед этим они мне сказали, что оставили винтовку, и показали, куда ее спрятали. Это на тот случай, если придется защищаться от немцев. Я каждый день бегал на то место, где было спрятано оружие, – детский интерес брал свое. Мама выследила, куда я ухожу, и однажды, придя на место «схрона», как я его про себя называл, винтовки не нашел. Удивился и испугался, подумав, что ее смогли отыскать немцы, и с тех пор туда не бегал. Позже выяснилось, что это мама нашла оружие и перепрятала его у нас в доме.

В партизаны в десять лет

В феврале 1942 года домой неожиданно вернулся отец. Как оказалось, с фронта его отправили в родную округу для создания партизанских отрядов. Работая до войны на почте, Емельян Антонович по долгу службы развозил газеты, посылки, деньги по всем близлежащим деревням, селам и хуторам, поэтому прекрасно знал каждый уголок окрестностей и был на «ты» с местными жителями, понимал, кому можно доверять, а кому нет. К тому же хорошо владел польским языком, поскольку среди здешнего населения было много поляков. Все это было хорошим подспорьем для организации подпольного противостояния.

Емельян Антонович увез семью подальше в лес, в 1-й партизанский отряд имени Кирова. С июня 1942 года формирование стало называться бригадой имени Кирова при партизанском отряде имени Калинина. Вместе с подпольщиками разделяли тяготы народной войны их родные – взрослые, дети, старики.

– В партизанском отряде была тяжелая жизнь, условия хуже, чем в концлагерях. Зимой снега по колено, пищи нет, фронт далеко. Жили сначала в шалашах, было очень холодно. Крышу делали из сена и веток, и, если какой-то небольшой костер поддерживался, одной искры было достаточно, чтобы уничтожить наше несчастное жилище… Буржуек нельзя было ставить, потому что вражеские самолеты летали над лесом и обнаруживали быстро наши шалаши. А тем более зимой, когда деревья сбрасывали листву, все было видно как на ладони. И вот немцы начинали бомбить, стрелять из пулеметов… Поэтому зимой обустраивали землянки, там, конечно, было безопаснее, теплее, – вспоминает Владимир Микитюк. – Но люди умирали от болезней и голода. Есть было нечего, питались в основном партизаны за счет помощи от населения.

20 февраля 1943 года в одной из военных операций погиб глава семьи Емельян Микитюк. В тот же день его сына Владимира официально зачислили в партизанский отряд, командиром которого был Василий Захарович Корж, ставший впоследствии  Героем Советского Союза. Наравне со взрослыми мальчишка участвовал в «рельсовой войне» – пускал под откос вражеские составы, доставлял лекарства больным и раненым, стоял в дозорах, добывал сведения о положении военной техники фашистов. Так, по словам Владимира Емельяновича, он мстил за погибшего отца.

1119 дней под гнетом врага

1119 дней партизаны провели во вражеской оккупации. 16 июля 1944 года советские войска освободили окруженный фашистами район. Для нашего героя тот момент был полон смешанных чувств.

– Этот день запомнился, с одной стороны, радостью, с другой – горем, потому что 18 человек моих родных погибло. Война отняла пятерых братьев, отца, дядю… Люди умирали, от голода, тяжелой жизни, болезни косили всех подряд, особенно свирепствовал тиф. Враг не щадил никого. Моего дедушку, которому было 78 лет, сожгли заживо, тот просто не мог уйти с нами в лес. Дедушка был парализован и даже не говорил, но у него, учителя в довоенное время, имелась грифельная доска, на которой он написал, что никуда не пойдет, – мол, его, больного, немцы не тронут. Однако фашисты не посчитались с этим и тяжело ранили деда, подожгли дом. Он с трудом выбрался на улицу, но горящая крыша упала прямо на него… – вспоминает о своих утратах Владимир Емельянович.

После снятия оккупации партизаны соединились с частями Красной армии и ушли с боями на Запад. Малолетних же подпольщиков отправили с семьями восстанавливать родные хутора.

В 1951 году Владимира Микитюка призвали в армию, он окончил 4-ю артиллерийскую техническую школу в Ленинграде, а в 1952-м в звании сержанта для прохождения дальнейшей службы был направлен в воинскую часть 77-й гвардейской дивизии, которая базировалась на Лесной речке. В 1955-м уволился в запас и остался жить на станции Исакогорка, обзавелся семьей, устроился в локомотивное депо, в котором проработал 40 лет, – прошел путь от паровозного кочегара до машиниста паровозов и тепловозов.

В 1950 году правительственным указом Владимира Микитюка внесли в список партизан. Среди его наград – медаль Жукова, знак «Фронтовик 1941-1945», медаль «Ветеран труда». Сегодня Владимир Емельянович – частый гость архангельских школ, с ребятами он делится историей своего военного детства, передавая молодому поколению память о подвиге победителей.

– Надо, чтобы наши дети, внуки, правнуки знали, что творили фашисты на оккупированных территориях, какого горя хлебнули советские воины и мирные люди, – считает фронтовик. – За каждого уничтоженного немца фашисты расстреливали по сто невинных мирных жителей, и, если в одном селе или на хуторе не хватало человек, они добирали нужное число в других населенных пунктах и убивали. Не смотрели, кто перед ними, – дети, старики… Сгоняли к ямам на расстрел, а многих закапывали живьем – жалели патронов…

Наталья ЗАХАРОВА,
фото предоставлено Надеждой ЩЕГОЛЕВОЙ, председателем Совета ветеранов Архангельского региона СЖД