Неженское дело следователя Антоновой

Газета, Главная новость, Люди и события

25 июля в России отмечается День сотрудника органов следствия.

Общаться с матерыми злодеями, видеть горе их жертв, лицом к лицу сталкиваться со смертью  – все это требует мужества, моральной стойкости. И конечно, когда речь заходит о представителе профессии, в голове рождается образ сильного и смелого мужчины. Однако ряды сыщиков все чаще пополняют те, кто не вписывается в общепринятые рамки.

Среди них – Анастасия Антонова, следователь по особо важным делам Следственного отдела по Соломбальскому округу города Архангельска Следственного управления СК России по Архангельской области и НАО. Делу, которое принято считать неженским, девушка решила посвятить себя еще со студенческой скамьи. Училась на юрфаке Поморского государственного университета и уже на первом курсе поняла, какой профиль работы выберет. Анастасия первая в семье, кто начал трудовой путь в следственных органах.

После окончания вуза молодого специалиста отправили в Котлас. Это сейчас кадровая политика немного изменилась, представительниц прекрасного пола в профессии становится больше, а тогда это было редкостью, всего две-три девушки-следователя на всю область. Коллектив нового сотрудника встретил настороженно, а начальник и вовсе прочил ей полгода – мол, сломается: криминогенная обстановка в районе складывалась сложная, а нагрузка на сотрудников была колоссальная. Даже мужчины не выдерживали, но нашу героиню трудности не испугали. Уже больше шести лет она работает в Архангельске.

– Сильный пол часто не выдерживает, не справляется с этой работой и с моральной, и с физической точки зрения. А многие девушки, наоборот, оказываются более стойкими, – говорит она.

Уже первое дело, которое получила Анастасия, стало проверкой на прочность:  отчим насиловал несовершеннолетнюю падчерицу на протяжении нескольких лет. Извращенец обнаружил себя лишь после того, как девочка забеременела, на тот момент ей было всего 15 лет. Причем ребенок учился в коррекционной школе и вряд ли в полной мере осознавал, что происходит. Суд отправил растлителя за решетку на длительный срок. Как признается наша героиня, расследовать уголовные дела, связанные с детьми, психологически тяжелее всего. Наверное, природа все-таки берет свое, но зато девушки-следователи лучше ладят с маленькими гражданами.

– Нам проще находить подход к детям, поэтому чаще всего расследования преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних и совершенных несовершеннолетними, поручаются именно женщинам. Очень долго приходилось выстраивать общение и с девочкой, которая пострадала от отчима, и с другими потерпевшими по аналогичным делам. Сначала нужно найти какой-то личный контакт, а уже потом выяснять обстоятельства совершенного преступления. Я стараюсь сесть поближе, установить зрительную связь, объяснить ситуацию – кто я такая, сказать, что не желаю зла, а, наоборот, хочу помочь и защитить. Иногда искать подход к ребенку приходится очень долго, но экономить время нельзя, потому что от этого зависит вся дальнейшая работа, – рассказывает Анастасия. – Конечно, сочувствуешь, сопереживаешь, даже если несовершеннолетние – это подозреваемые и обвиняемые. Понимаешь, что их будущая карьера, да и в целом дальнейшая жизнь ставится под вопрос.

С преступниками разных мастей Анастасия тоже умеет выстраивать диалог. Главное, говорит она, оставаться беспристрастной и максимально корректной. Единственная категория, к которой девушка-следователь не может относиться ровно, – это педофилы.

– Ничего не могу с собой поделать, изначально настроена очень негативно к этому человеку, конечно, если есть все доказательства, подтверждающие его виновность, – признается следователь. – Неважно, что он скажет в свое оправдание, – он никак не сумеет объяснить, почему совершал насилие в отношении ребенка. Единственное, что может меня смягчить, – полное признание вины и раскаяние.

За восемь лет работы у нашей собеседницы было много уголовных дел – запоминающихся и не очень, простых и запутанных. Сегодня Анастасия завершает предварительное следствие по делам о незаконной игорной деятельности, и в отношении подростков, которые пошли на кражу и избили вставшего на их пути охранника. Разбирается в ситуации, которая всполошила горожан две недели назад: мать вытолкнула из окна первого этажа четырехлетнюю дочь. Новость прокатилась по всем СМИ и соцсетям и успела обрасти кучей домыслов и версий.

– В комментариях неосведомленные люди высказывают свои предположения, в итоге перед обществом предстает жуткая картина: мать хотела убить ребенка. Пока говорить о такой тяжкой статье преждевременно, – объясняет наша собеседница. – Семья девочки на учетах не состоит. По предварительным данным, мать спиртным не злоупотребляет, девочка ухоженная, аккуратная. Обо всех обстоятельствах распространяться не могу, сейчас проводится проверка, по пояснениям женщины, она не хотела, конечно же, убивать дочку.

К чему еще должен быть готов следователь, независимо от пола, так это к ненормированному графику. Как раз накануне нашей встречи Анастасия закончила трудовой день глубокой ночью – во время дежурства вызвать на работу могут в любой час.

– Почему не справляются многие, кто приходит в нашу профессию? Потому что изначально не готовы к максимальной самоотдаче, – уверена девушка. – Это не та история, когда ты отработал восемь часов, и все – ни о чем не думаешь. Тут голова в напряжении практически постоянно, 24 на 7. Конечно, надо стараться расслабляться, но не всегда это получается – ложишься в кровать, а мысли продолжают крутиться, думаешь, как найти выход из какой-то ситуации, разрешить тот или иной вопрос. Опять, же этот ритм, загруженность, дежурства, ночные вызовы…

Есть и другие «прелести» профессии. Например, приходится выезжать на разложившиеся трупы. Или присутствовать на вскрытии, если это криминал, чтобы сразу побеседовать с судмедэкспертом – он может многое рассказать и о характере повреждений, и об орудии, которым они наносились, и даже об антропометрических данных виновного, например, какого роста был преступник, правша он или левша.

– Кто-то с трудом воспринимает это, ведь, бывает, и через полтора месяца обнаруживаются тела, там и вид, и запах соответствующий, – рассказывает Анастасия. – Изначально ко всему этому я относилась ровно, не воспринимаю мертвое тело как человека – наверное, это защитная реакция психики. Я просто максимально и обстоятельно делаю свою работу на месте происшествия и стараюсь не отвлекаться на обстановку, какой бы неприятной она ни была.

Все, что успела рассказать Анастасия Антонова за время нашей беседы, и в страшном сне не увидишь. Истории, которые обывателя приводят в шок, для девушки – привычные будни. Пожалуй, нужна железная выдержка, а еще – четкое понимание, ради чего ты выполняешь свою работу.

– Чувствую, что занимаюсь полезным делом. Никогда бы не хотела сидеть в какой-то фирме, условно говоря, перебирать бумажки и не наблюдать плодов своего труда. Здесь я вижу результат, когда восстанавливается социальная справедливость, виновные привлекаются к уголовной ответственности, получают заслуженное наказание, – делится следователь. – Во всех уголовных делах, которые я направляла в суд, всегда была уверена в виновности обвиняемого, знала, что человек получает по заслугам. И это придавало мне уверенности в том, что я делаю правильное дело – помогаю государству, обществу, а главное – конкретным людям.

Наталья ЗАХАРОВА,
фото: Сергей СЮРИН