Мой путь домой занял две недели

Газета, Главная новость, Люди и события , ,

Студентка САФУ о жизни и учебе в Норвегии во время пандемии.

Татьяна Ботолина заканчивает первый курс магистратуры САФУ. В этом году она вместе с одногруппником поехала на учебу по программе академического обмена в Норд Университет в Норвегии. Пандемия началась в середине их пребывания за рубежом. Об особенностях дистанционного обучения и проживания в чужой стране рассказала сама Татьяна.

Мечтала поехать в Норвегию

– Впервые я попала на учебу по обмену в 2018 году. Случайно узнала, что есть возможность получить семестровую стажировку в Турции. Там я изучала бизнес-экономику, а для этого нужно было знать специальную экономическую лексику. Сомневаюсь, что у меня на тот момент был уровень языка В2 (выше среднего), необходимый для участия в программах обмена. Поэтому первое время старалась просто молчать, так как не понимала быструю речь, но потом потихоньку втянулась.

Еще во время учебы на бакалавриате мечтала о Норвегии, даже полгода ходила на курсы норвежского языка в университете. Когда встал вопрос, чем заниматься после получения степени бакалавра (работать или продолжать учебу), решила пойти в магистратуру, чтобы снова  поехать по обмену. Среди программ выбрала «Зарубежное регионоведение». Моя главная цель была – получить стажировку в Норвегии. Сделать это было не очень сложно, так как у САФУ крепкие отношения с норвежскими вузами. Я подала документы и сагитировала своего одногруппника. Он эти полгода тоже учился в Норвегии, но в другом городе – Тромсё. Мне же предложили поехать в Будё, чтобы представлять САФУ на международной конференции «High North Dialogue». В Норд Университете я изучала «Energy management» – нефтегазовое дело.

9 января этого года я уехала в Будё, досрочно сдав сессию. Главное отличие учебы в Турции от Норвегии в том, что в северной стране лекции совмещены с семинаром, то есть к занятию студент уже должен быть подготовлен на основе той литературы, которую преподаватель выслал заранее. Также там есть строгий план лекции, буквально по пунктам расписано, что конкретно мы будем проходить, какие вопросы обсуждать. В Турции студентам не обязательно готовиться к лекции. Они приходят на занятия, слушают преподавателя, а потом он высылает свои презентации, по которым можно готовиться к экзамену. В целом турецкий процесс обучения больше похож на российский.

Есть различия и в условиях пребывания. Если в Норвегии Норд Университет – это одно здание, где расположены аудитории, музыкальная комната и кондитерская, то в турецком Анатолийском университете – огромная территория, где находится большое количество корпусов, кинотеатр, театр, бассейн, спортзал и прочее.

Оценить турецкие общежития не могу, потому что снимала квартиру вместе с турчанкой. Норвежские общежития стоят на русские деньги около 40 тысяч рублей в месяц, но эта сумма покрывается из стипендии на обучение. Комната чистая, с отдельным санузлом, питьевая вода прямо из-под крана. Кухня у нас была на десять человек. Конечно, можно было выбрать комнату с собственной кухней, но я решила, что хочу общаться с иностранцами, поэтому выбрала общую. На кухне у каждого свой холодильник, свой шкафчик.

Сможем ли уехать домой

– Впервые мы услышали о коронавирусе в конце февраля. В начале марта у нас планировалась конференция «High North Dialogue», на которую должны были приехать студенты со всего мира, но буквально за пару дней до нее нам объявили, что границы закрыты. Конференция потом все-таки прошла, только в онлайн-формате и там участвовали только студенты Норд Университета.

Сначала я очень испугалась, потому что не знала, как будет организован учебный процесс. Со мной вместе учились московские студенты. Они имели достаточно средств, чтобы уехать на время самоизоляции, а потом при необходимости вернуться. Для меня же ехать в Архангельск было и дорого, и долго. Поэтому я решила дождаться официального объявления, как будет проходить учеба и экзамены.

В итоге москвичи успели уехать до закрытия границ, а я нет. Была легкая паника, потому что мы не знали, когда же все-таки появится возможность уехать домой. Мы звонили в посольство, узнавали про самолет. Нам обещали, что рейс будет, но в итоге его так и не было. Нам говорили, что северная граница между Норвегией и Россией будет закрыта, но так и не закрыли, и ее можно было спокойно перейти. В тот момент никто не мог думать об учебе. Всех волновал только один вопрос: сможем ли мы уехать домой. В итоге я осталась до июня, хотя вид на жительство был оформлен до конца августа.

Китайские и украинские студенты получили письма из своих вузов с просьбой оставаться в Норвегии. Мне из САФУ тоже пришло такое письмо, в котором было рекомендовано продолжать жить и учиться в Будё, так как больше вероятность заболеть по пути домой.

Переход на онлайн-обучение в Норд Университете прошел буквально за один день. Дело в том, что у норвежских студентов все материалы есть в интернете на специальных платформах, а на занятия они приходят за живым общением. Нам просто сказано было скачать программу для видеоконференций «Zoom», с помощью которой мы общались с преподавателями, а все остальное осталось, как и было. Расписание занятий не изменилось.

Экзамены мы тоже сдавали на специальной платформе. Во время экзамена за нами никто не следил, нам даже было сказано, что мы можем пользоваться всем чем хотим. Особенность норвежского образования в том, что преподавателям важно, как ты научился рассуждать на заданную тему, а  не просто зазубрил правильные ответы. И на основании того, как ты  прогнозируешь варианты развития событий, аргументируешь свое мнение, ставилась оценка.

В Турции экзамены все же больше похожи на наши российские: мы решали тесты и экономические задачи, писали эссе под строгим наблюдением преподавателей. Мне ближе турецкий вариант сдачи аттестации, так как у меня уже есть такой опыт. Норвежские экзамены стали для меня шоком, я поняла, что не обладаю навыками, чтобы их в совершенстве сдать. Для этого требуется намного больше сил и знаний.

Самоизоляция – причина экономии

– В отношении соблюдения мер безопасности норвежцы более сознательные, чем русские. Если сказано, что нужно ходить в масках и подходить к другим людям не ближе чем на 1,5 метра, они будут соблюдать эти рекомендации. Например, было правило, что в аптеку нельзя заходить больше чем двоим покупателям одновременно. Все остальные в это время стояли в очереди на улице.

Самое интересное правило – нельзя было собираться более пяти человек в одном помещении. Я об этом не знала и пригласила к себе на ужин десять китайцев. Когда мучебебаои норвежские друзья увидели это, они попросили нас разойтись. В общежитии даже ходили охранники и считали по головам, сколько человек сидит в одной комнате сразу.

Бары, рестораны, примерочные в магазинах были закрыты. В общественном транспорте одно из двух находящихся рядом сидений обязательно было накрыто чехлом. Это значило, что на него нельзя садиться. Данное правило отменили только в июне. Зато во время пандемии был бесплатный проезд, что неплохо помогло сэкономить. Обычно один билет стоит 400 рублей, и неважно, далеко ли ты едешь.

Студенты, которые уезжают учиться в Норвегию, много путешествуют. Я тоже  мечтала посетить Лофотенские острова, съездить в Тромсё, в Осло, в Берген, но ничего не вышло. Двухнедельные каникулы в Норд Университете хотела провести в Нидерландах, и даже купила билеты туда, но из-за пандемии границы закрылись, и билеты пришлось сдать.

Нормальная жизнь в Будё началась в мае. Вместе с украинскими студентами мы начали ходить в горы, гулять, путешествовать по соседним деревням и городам. Я сказала родителям, что хочу задержаться до конца июня, несмотря на то что экзамены сдала в начале месяца. Собственно, так и сделала.

Изначально я хотела лететь на самолете до Москвы. Появлялись билеты то через Турцию, то через Польшу, но буквально за день до рейса все они отменялись. Поняла, что мне так домой не добраться. Тогда решила лететь через Киркенес с пересадкой в Тромсё. От Киркенеса я ехала на такси до границы с Россией. Перешла ее пешком, а потом меня встретили и четыре часа везли в обсерватор. Я находилась там больше недели. Потом до Вологды ехала с попутчиками на машине, а оттуда меня забрали родители до Ровдино. Весь путь домой у меня занял почти две недели.

Уезжала из Норвегии новым человеком

– Сначала мне было очень жаль, что все так вышло. Я даже плакала, что все мои планы на эту поездку разрушились. Но в то же время была рада, что пандемия началась уже после того, как я уехала в Норвегию, потому что меня могли вообще не пустить за границу. Так как много времени я проводила наедине с собой, я изменилась. Много читала книг по психологии, бросила вредные привычки, начала заниматься пешим туризмом – хайкингом. Из Норвегии уезжала другим человеком. Эту поездку я расцениваю как способ разобраться в себе – за полгода там я стала здоровее не только физически, но и душевно.

В Норвегии все студенты невероятно умные, они в совершенстве владеют английским. Глядя на них, я начинала комплексовать. Все это подкреплялось полярной ночью и отсутствием солнца. Когда началась пандемия, я сидела в четырех стенах совсем одна. Конечно, к тому моменту уже познакомилась с ребятами, но близкого общения не было. В какой-то момент я даже опубликовала пост на своей странице в «Instagram», что достигла того самого дна. Потом все более-менее нормализовалось: на улице стало светлеть, я начала принимать витамин D, которого не хватало. Но все-таки упадок сил был, потому что и учеба давила, и домой хотелось.

Сейчас я собираюсь на стажировку в Китай. Коронавируса не боюсь, переболею, так переболею, главное – никого не заразить. Но надеюсь, что вирус обойдет меня стороной. Желание куда-то поехать и что-то новое узнать сильнее. У меня был выбор между Финляндией и Китаем. Финский вуз предлагал полную стипендию, а в китайском вузе оплачивались только обучение и проживание. Я выбрала Китай, потому что мне нравятся контрасты. Там я буду изучать китайский язык и культуру. Учеба начнется в октябре.

На второй семестр этого учебного года тоже уже есть планы. Моя однокурсница собирается ехать на учебу в Финляндию, и я тоже сделала заявку. В следующем году хочу поступить в европейскую магистратуру по программе студенческого обмена «Эразмус Мундус». Она предполагает, что студент каждые полгода будет учиться в разных странах. Туда сложно поступить, так как нужно сдать международный экзамен по английскому языку, к которому я сейчас три месяца буду готовиться, – рассказала Татьяна Ботолина.

Александра КОКОВИНА,
фото предоставлено Татьяной БОТОЛИНОЙ