Наркозный аппарат из госпиталя Геринга

Газета, Главная новость, Культура ,

Уникальные экспонаты могут увидеть гости выставки «Мы шли к любви и милосердью…», которая открылась в Гостиных дворах.

Три зала музейной экспозиции посвящены истории военной медицины Архангельска: во время Великой Отечественной наш город стал центром госпитальной базы Карельского фронта и Северного флота. Порой возвращать бойцов к жизни приходилось под вой воздушных тревог и атаки фашистских юнкерсов.

120 тысяч раненых лечились в Архангельске

Выставочный проект – плод сотрудничества краеведческого музея и СГМУ, общества изучения медицины Европейского Севера и целого ряда медучреждений поморской столицы.

– «Мы шли к любви и милосердью в немилосердной той войне» – это слова из песни, которая была написана на музыку композитора Баснера Петром Фоменко вместе с Борисом Бахтиным к фильму «На всю оставшуюся жизнь», черно-белой картине 1975 года. Цитата из гениальной композиции и дала название нашей выставке, поэтому слово «милосердью» мы намеренно пишем с мягким знаком, как в авторском тексте, – объяснила директор Архангельского краеведческого музея Наталья Шпанова.

Анна Андреева, директор Музейного комплекса СГМУ, соавтор проекта, рассказала, что идею открытия выставки организаторы вынашивали десять лет. Отдать дань уважения врачевателям Севера было делом чести, ведь они внесли неоценимый вклад в Победу. Неслучайно на одном из барельефов стелы «Архангельск – город воинской славы» изображена сцена оказания медицинской помощи.

– В нашей области дислоцировалось 35 госпиталей, 21 был развернут в первый же год войны. Свыше 120 тысяч раненых и больных бойцов за годы Великой Отечественной были пролечены в архангельских госпиталях, из них 86 процентов вернулись на фронт. Под руководством наших профессоров на основе архивных данных нам удалось доказать, что смертность в архангельских госпиталях была на порядок ниже, чем во многих других отечественных эвакогоспиталях, и составляла всего чуть более двух процентов, а это на период войны очень низкий показатель, – подчеркнула она.

Экскурсию для гостей вечера открытия провел Дмитрий Иванов, научный сотрудник Архангельского краеведческого музея, идейный вдохновитель и автор выставки. По его словам, организаторы собрали в экспозиции предметы, которых нет в других музеях нашей страны. Например, флаг хирургического подвижного госпиталя с буквами «ХПГ».

– Это пикетные флаги, здесь также есть аналогичный без надписи, но такой существует в единственном экземпляре. Эта надпись сделана в кустарных условиях, в полковых мастерских, – рассказал Дмитрий Викторович. – Еще один уникальный экспонат – нательная рубаха первого Героя Советского Союза Павла Усова, звание он получил в финскую кампанию, а погиб в ноябре 1942 года под Ржевом. Эта рубашка – святыня, которая связана с подвигом нашего земляка.

С поля боя до эвакогоспиталя

Музейщики отразили в экспозиции принцип поэтапного оказания помощи раненым – от эвакуации с поля боя и транспортировки до размещения в эвакогоспиталях. Так, в первом зале развернута полевая палатка – в такие санитары приносили раненых, здесь бойцам оказывали доврачебную помощь, а дальше отправляли к месту лечения – в тыловые эвакуационные госпитали. Доставляли разными способами – и авиацией, и оленьими упряжками, которые широко применялись на Карельском фронте, и морем, но преимущественно по железной дороге.

Гости выставки могут побывать в вагоне военно-санитарного поезда. Вместо стандартных полок – станок, на который в три яруса уложены носилки. Носилки подлинные – 1936 года, применявшиеся в финской кампании, и 1943-го – свидетели Великой Отечественной. Предмет гордости – оригинальные одеяла из архангельского госпиталя, что был в здании главного корпуса пединститута. После войны их пропитали жидким стеклом и использовали для тушения возгораний на кафедре химии. Благодаря этому текстиль и сохранился до нашего времени, жидкое стекло отмыли, превратив одеяла в музейный экспонат. Еще одна подлинная вещь – керосиновая лампа с функцией отопителя.

– У раненых, которые были контужены, с течением времени развивалась светобоязнь. А здесь в металлическую колбу вставлено крошечное слюдяное стекло, которое дает очень бледное освещение, так что можно ночами проходить по вагону и не причинять дискомфорт, – объяснил Дмитрий Иванов. – Помимо этого, колба нагревается, об нее можно греть руки, и медицинский персонал очень ценил эти предметы. Тоже сохранилась чудом – только в двух музеях страны есть такие лампы.

Раненых, прибывавших в наш город, разгружали в двух пунктах – на станции Исакогорка, откуда бойцов везли в госпитали, размещавшиеся в Молотовске (Северодвинске) и поселке Ворошиловский (Новодвинске). Остальных доставляли на Бакарицу – оттуда на судах воинов развозили по множеству эвакогоспиталей, открытых в архангельских школах.

Палата такого медучреждения тоже воссоздана в экспозиции. Здесь – подлинное оборудование времен войны, довоенные керамические поильники, кровать 1936 года, а под ней – фаянсовое судно. Деревянная стойка с банками – аппарат для переливания крови, музейщики с точностью восстановили его по документальным учебными фильмам того времени из разрозненных предметов. Это устройство целиком тоже нигде больше не увидишь.

Операции под вой сирен

Как рассказал Дмитрий Иванов, второй зал выставки – самая многодельная часть проекта. Здесь отражено три направления медицинской науки: практическая медицина, представленная хирургией; терапевтическая, отраженная в теме стоматологии. А также научно-исследовательская работа – о труде эпидемиологов рассказывают вещи, которые использовали сотрудники архангельской санэпидстанции, мединститута, военной бактериологической лаборатории, которая находилась в одном из корпусов Казарм Восстания.

– Боевые действия велись на всей территории СССР, разрушалось очень многое – инфраструктура очистных сооружений малых и больших городов, некоторые бомбы попадали в скотомогильники с особо опасными инфекциями – сибирской язвой, чумой. И если бы не усилия эпидемиологов, жертв было бы неисчислимо больше, – подчеркнул Дмитрий Викторович.

Разделу хирургии посвящено множество витрин с различным медицинским оборудованием. Воссоздана и операционная на фоне окна со специальными рамами – особая проклейка крест-накрест выполняла противоударную функцию. Кстати, рамы подлинные – из военного госпиталя, который размещался в школе № 19 (сейчас в этом здании – лицей им. Ломоносова). Здесь же можно послушать запись сигналов воздушной тревоги, под вой которых зачастую работали медики. Со звуками сирены на окна опускались черные драпри, а для дополнительного освещения хирурги использовали мощную никелированную лампу – она тоже вскоре пополнит экспозицию.

Возле операционного стола – немецкий наркозный аппарат фирмы Dräger 1939 года выпуска, – самый старый из тех, что сохранились в музеях нашей страны. Притом в рабочем состоянии.

– Когда закончилась война, большое количество трофейного оборудования поставлялось в Архангельск из поверженной Германии, – отметил Дмитрий Иванов. – Этот аппарат находился в клинике высшего командного состава Люфтваффе, близ города Потсдама, куратором которой являлся лично министр авиации Герман Геринг. Как знать, может быть, с помощью этого устройства давали наркоз самому Герингу, который, как известно, не отличался хорошим здоровьем и время от времени проходил лечение в своем госпитале.

Отдельно размещен стоматологический кабинет времен роковых сороковых. Самый пугающий экспонат – бормашина с ножным управлением. Врач, препарируя полость зуба, должен был одновременно крутить педаль. Такая «прялка для зубов» разгонялась лишь до двух-четырех тысяч оборотов, для сравнения: в современных машинах скорость достигает 400 тысяч. Анестезия не делалась, боль была адской, поэтому пациента приходилось держать, а в отсутствие ассистента – просто привязывать к стулу.

Третий зал выставки посвящен работе студентов и сотрудников Архангельского мединститута в период роковых сороковых. В день открытия выставку посетили учащиеся разных курсов СГМУ, их преподаватели, а также старшее поколение горожан, чье детство было омрачено войной. Среди них – Валентина Пакулина.

– Все это мне пришлось увидеть своими глазами. Я жила в поселке 3-го лесозавода, училась в 95-й школе, и там был устроен один из первых госпиталей. А начальником его была совсем молодая женщина – Клавдия Павловна, она только окончила медицинский институт и три года врачом поработала, очень сложно ей приходилось. Ведь ничего у них не было – ни столов, ни стульев, лекарств, бинтов не хватало, надо было все сделать: парты убрать, кровати оборудовать. Работу наладили не сразу, а раненых уже везли в Архангельск. Руководство лесозавода отправило своих людей на помощь госпиталю, в том числе мою маму, да и все жители не оставались в стороне – кто занавеску, кто табуретку, чашку или ложку принесет… Но все равно свободных рук не хватало, те же бинты – их использовали не по одному разу, нужно было стирать, полоскать, кипятить. И я приходила помогать, сматывала чистые бинты в трубочки. Сидишь, скручиваешь, а сестра уже бежит с верхнего этажа: «Скоро ли будут готовы?!». Унесут – новая партия, потребность была большая – целыми вагонами раненых везли, – вспоминает Валентина Ивановна.

В Гостиных дворах ждут всех желающих познакомиться с выставкой «Мы шли к любви и милосердью…» (12+).

Наталья ЗАХАРОВА,
фото: Сергей СЮРИН