Уроки для родителей и путь к успеху подростка

Газета, Главная новость, Люди и события , ,

Педагоги-психологи центра «Леда» помогают справляться с перипетиями переходного возраста не только детям, но и взрослым.

Прогуливает школу, врет, огрызается и хамит, скрытный, замкнутый, конфликтный – почти любой родитель подростка готов выдать целый список «претензий» к своему ребенку. И в багаже любого тинейджера спрятан перечень обид на мам и пап, проблем со сверстниками и учителями.

Не запрещать, а учиться разговаривать

Как помочь детям и взрослым найти гармонию друг с другом и самими собой, знают в муниципальном центре экспертизы, мониторинга, психолого-педагогического и информационно-методического сопровождения «Леда».

В его стенах с начала этого года педагог-психолог Светлана Строкач реализует программу «Кросс-коучинг. Решение проблемного поведения подростка», разработанную ростовским психологом, специалистом по детско-родительским отношениям Романом Гриценко. Курс подготовлен для мам и пап, чьим детям от 9 до 17 лет, обучение стартует 19 сентября.

– Светлана Анатольевна, расскажите, в чем суть программы и какова ее цель?

– Чаще всего мамы и папы подростков обращаются к нам на консультации с таким запросом: ребенок меня слушался и вдруг перестал, начал проявлять характер. Что с этим делать, родитель не знает, так как привык пользоваться одними методами. Но если на школьника младших классов еще можно надавить своим родительским авторитетом и тот мало-мальски будет выполнять то, о чем его просят, то у подростка уже достаточно сил, как физических, так и психологических, чтобы сопротивляться. И он – это его естественная возрастная потребность – пытается отделиться от родителя и начинает выражать протест.

И когда мамы и папы рассказывают о проблемах со своими взрослеющими детьми, задаешь вопрос: что вы предпринимали? И получаешь ответ: либо все запрещаю, либо махнул рукой – все разрешаю. А вот использовать методы где-то посередине – диалоговые, договорные – мало у кого получается. И наши родители тоже редко использовали такие, казалось бы, простые техники, как диалог. Как разговаривать с подростком, как реагировать на его поведение и не потерять с ним контакт – программа про это. Это не просто советы, а конкретный алгоритм, как нужно действовать.

Мы учим также передавать ребенку ответственность, ведь подросток хочет, чтобы его воспринимали как взрослого. Но если взрослый человек умеет брать на себя ответственность, то подросток к этому не готов – получается такая псевдовзрослость. И этот курс в том числе о том, как родителю экологично, без криков, без конфликтов передать эту ответственность и сделать так, чтобы подросток взял ее на себя уже осознанно. То есть это программа обучения взрослых родительскому мастерству, при этом дается информация, кто такие подростки, с чем связаны перемены в их поведении, почему происходят те или иные реакции.

– Ваши занятия идут в группах или индивидуально?

– Работа групповая, но при этом она построена так, что родителю не надо рассказывать свою личную историю. Однако если требуется индивидуальная поддержка, то отдельно приглашаем на консультации, или родитель сам может попросить о личной беседе.

Курс рассчитан на шесть занятий, которые ведутся по субботам, каждое продолжительностью по три часа. Первая группа этого учебного года начинает 19 сентября. После каждого «урока» дается домашнее задание – это либо взаимодействие со своим ребенком по модели, которую изучили, либо даются какие-то ситуативные задачи, и родитель, вставая в позицию эксперта, их анализирует. Таким образом расширяется его круг алгоритма действий. Это обсуждается на группе, то есть родитель вдобавок получает информацию, как другие люди поступают, и это тоже расширяет круг его действий.

Проблемы родом из детства

– Можете привести конкретный пример упражнений? Чем родителям придется заниматься?

– Допустим, дается утрированная ситуация: удовлетворение потребностей. У человека пять базовых потребностей: физиологические, безопасность, любовь, уважение и самоактуализация. И на каждую из них родителю предлагается стать экспертом и отстраниться от собственной ситуации. Например, безопасность: если ребенок воспитывается в строгих условиях, где никто с ним не считается, по любому поводу он подвергается наказанию, то представим этого человека в 30-летнем возрасте. Какой он? Если он воспитывался в условиях постоянной тревоги и страха, то, когда повзрослеет, станет подозрительным, осторожным, тревожным, будет учить жизни других людей, потому что внутренне он сам уже настрадался.

Или возьмем такую базовую потребность, как уважение, – она перекликается с безопасностью. Если никто не считается с твоим мнением, не обращает внимания на твои желания, что станет с тобой в 25-30 лет? Все эти качества утрируются: ты не будешь уважать границы других людей, а это, конечно, создаст определенные проблемы во взаимодействии с обществом. Но когда родитель общается со своим ребенком сейчас, он не думает, какими качествами будет обладать его чадо в будущем.

Или, например, все хотят, чтобы их ребенок умел принимать решения, был инициативным, но сейчас лишь дают ему команды: ты делаешь так, как скажут мама с папой. Если никто инициативу не воспитывает, то вряд ли она появится из ниоткуда во взрослой жизни, потому что человек не научился этому, он привык быть исполнителем.

– Через какое время участники программы видят результат?

– Сразу после первого занятия. Благодаря тому что программа построена так: диагностика действий родителя довольно-таки глубокая, плюс на занятии мы получаем не только информацию, но и рекомендации – что с этими новыми знаниями делать. То есть родитель уже с первого «урока» выстраивает новый контакт с подростком.

Воздействие на ребенка идет исключительно через родителя. Поведение детей – это реакция на действия или бездействия взрослого. Какая среда создана в семье взрослыми, так ребенок и развивается. Если меняются поведение и реакции родителей, то и поведение и реакции подростка автоматически меняются.

Принять и перетерпеть

– Светлана Анатольевна, а из-за чего чаще всего сгущаются тучи? И обязательно ли родителям учиться – может, проблемы пройдут сами собой вместе с переходным возрастом?

– Подростковый возраст очень сложен в плане эмоций. Идет сильная гормональная перестройка, настроение подростка хаотично – от печали до веселья. А родитель это чаще всего не учитывает, и начинаются претензии: ребенок дерганый, огрызается. Самому подростку эмоционально тяжело, он под воздействием гормонов и импульсов говорит плохие слова с целью утихомирить собственные переживания. Как итог – конфликт. Родитель, как правило, не берет в учет физиологические изменения, которыми ребенок не может управлять, и требует от него контроля эмоционального состояния. Но это просто невозможно выполнить, так же, как приказать организму снизить температуру с 39 оС до нормы в
36,6 оС, надо просто принять и перетерпеть этот период, не теряя контакта и самообладания.

Нужно ли менять тактику общения, если отношения с подростком дали трещину, решает сам родитель. Принять ребенка таким, каков он есть, довольно сложно, так же сложно решиться изменить свои собственные убеждения и действия.

Обучение первой группы родителей начали в январе 2020 года, этой группе достался ценный опыт очного обучения и обучения онлайн, и все  родители прошли курс от начала до конца, несмотря на трудности. Одна из участниц была очень беспокойной, еще до начала занятий обращалась к психологам и читала разную литературу, но все это было неэффективно, поскольку  одно дело – владеть информацией, другое – применять ее на практике. Кросс-коучинг как раз про действие, а не про теорию.

Во время формирования группы часто слышу от родителей: у вас слишком продолжительные занятия, идут три часа, вот если бы час. В первую очередь нужно решить, для чего вы идете на этот курс: просто посидеть послушать или что-то изменить во взаимоотношениях? Программа неслучайно платная – это определенная мотивация для родителя: если заплатил деньги, это один из показателей того, что ты готов действовать, что-то предпринимать.

После каждого занятия дается домашнее задание, и это тоже требует определенных затрат времени и усилий. Тут мы погружаемся, упражнения довольно-таки несложные, но при этом очень глубоко определяющие какую-то трудность. Например, участник уже после прохождения курса поделился, что обратились потому, что у подростка были трудности с успеваемостью в школе, а в процессе обучения оказалось, что это второстепенная проблема, а суть намного глубже. В итоге атмосфера внутри семьи изменилась, и ребенок стал учиться.

Тернистый путь в большой мир

Если Светлана Строкач воздействует на взрослеющих детей через родителей, корректируя поведение мам и пап, то педагог-психолог Анастасия Бученкова работает непосредственно с подростками. Она ведет программу «Подростковый клуб. На пути к успеху», рассчитанную на учащихся 9-11 классов.

– Анастасия Ивановна, на что направлен этот курс? Чему учатся ребята?

– Основная цель программы – развитие коммуникативных навыков у подростков. Если мы обратимся к возрастной психологии и тем особенностям, которые сопровождают этот чудесный, но далеко не простой возраст, то как раз в этот период авторитет взрослых в глазах подростков падает, и они ищут авторитета у сверстников, выходят в большой мир – им хочется общаться, выстраивать отношения.

Но не у всех это получается, и на основе этого возникла идея как раз создать такое безопасное пространство, где подростки могли бы отрабатывать навыки, которые им пригодятся в повседневной жизни. То есть мы делаем акцент на развитии коммуникации – как вербальной, так и невербальной, разбираем, как ребята разговаривают, в чем у них возникают трудности во взаимоотношениях с окружающими людьми.

Для самих занятий используется целый спектр различных упражнений – и дискуссии, и мозговой штурм, применяются и методы арт-терапии, например, ребята рисуют вместе и заодно учатся взаимодействовать в группе. И помимо позитивного контекста, рассматриваем, как вести себя в конфликтных ситуациях, как конструктивно выходить из них. Курс рассчитан на десять занятий по полтора часа, и встречаемся мы раз в неделю.

В группу чаще всего попадают через консультацию – к нам обращаются родители, если видят в этом потребность сына или дочери. Но главное, чтобы у самого ребенка было желание работать над собой, очень важно свой личный интерес проявить, быть замотивированным. Я подростков не привязываю – на первом же занятии передаю ответственность: они  знают, что есть определенные правила, по которым мы работаем. Например, если задерживаетесь, сообщите об этом – у каждого есть мой личный номер телефона. И объясняю: это в ваших интересах, если вы готовы – мы работаем, если нет – это ваше право. С этого волшебного момента мы начинаем наш курс.

– Какие проблемы чаще всего родители видят в поведении своих детей, которые побуждают их обратиться к вам?

– Зачастую и сами дети являются инициаторами участия в этом курсе. Кому-то сложно заводить друзей, кому-то трудно из-за постоянных конфликтов со сверстниками. Некоторых родителей тревожит, что ребята очень много времени проводят в интернете и как такового живого общения у них нет, либо, наоборот, днями напролет пропадают на улице – домой не загонишь.

И если Светлана Строкач работает с подростками через родителей, то я работаю с подростками в помощь родителям. Помогаю не попадать в какие-то ситуации, потому что, когда мы владеем информацией, много чего можем предотвратить в жизни. А поскольку у подростков до конца критическое мышление еще не сформировано, то им требуется ориентир – авторитетный взрослый. А мамы и папы теряют определенную часть своей значимости, когда ребенок начинает выходить из семьи в социум. И одна из моих задач при проведении программы – стать тем самым авторитетным взрослым, к которому подросток в случае чего может обратиться за поддержкой.

Поэтому помимо занятий, мы обязательно поддерживаем общение в соцсетях – у нас есть группа на сайте «ВКонтакте», и ребята знают, что если им потребуется помощь в решении какого-то вопроса, то они могут написать об этом и обязательно получат обратную связь. Ведь подростки иногда не знают, куда идти – к родителям бывает страшно. А здесь они понимают, что есть безопасное пространство, через которое они могут получить совет, как поступить.

Даже после прохождения курса с ребятами поддерживаю связь. Дети с первых выпусков уже институты оканчивают, но общение продолжается. Они знают, что в случае чего они могут написать и поддержку получат – как в личном сообщении, так и в общей беседе.

Да у тебя таких миллион будет

– По-вашему, насколько доверительные сегодня отношения между родителями и детьми?

– В подростковый период в принципе ребенок отдаляется, закрывается. У детей начинают возникать ситуации, за помощью в решении которых они не всегда могут обратиться к маме или папе – боятся, что родитель может не так среагировать. Некоторые не хотят расстраивать взрослых своими проблемами или опасаются, что их беде не уделят должного внимания. Как в известной истории – девочка-подросток расстраивается из-за мальчика, а мама подходит и говорит: ну что ж ты из-за него ревешь, у тебя еще миллион таких будет. Ребенок с этими трудностями, с переживаниями сталкивается впервые. Мы, взрослые, смотрим с точки зрения своего опыта, и все эти ситуации у нас уже отработаны, мы знаем, что в этом ничего страшного нет – переживет, найдется решение. А для подростка это актуально здесь и сейчас.

И из-за этого могут как раз возникать трудности в коммуникации между родителями и детьми: ребенок боится разочаровать, огорчить, опасается, что его оттолкнут и не придадут его проблеме нужного значения. Зачастую критики много от родителей, а какие-то вопросы просто неудобно обсуждать с мамой или папой. А так как подростковый возраст очень чувствительный, все это воспринимается слишком близко, дети решают просто промолчать – ведь и так плохо, а если сделают еще больнее? Именно из-за этого происходит дистанцирование между подростками и родителями.

– Есть ли в вашей практике какие-то яркие примеры из серии «до и после» – каким ребенок был до прохождения курса и каким ушел с последнего занятия?

– Подросток-девятиклассник, например, приходит на занятие достаточно закрытый, в черной толстовке, с внешностью, выражающей агрессию, – мол, не трогайте. И первые несколько встреч просто присутствует, присматривается. И в процессе (а десять занятий – это достаточно длительный период), ближе к середине, начинает вступать в контакт, рассказывать о себе, более активно проявляться. И на момент последнего занятия он готов разговаривать, вести диалог с меньшей агрессивностью, с меньшим страхом. И впоследствии, через год-полтора, записывается на индивидуальную консультацию с какой-то своей проблемой, и ты видишь перед собой уже абсолютно другого человека – более открытого, улыбчивого. И здесь он уже проговаривает, что начал вести себя по-другому после обучения, в непростой ситуации что-то вспомнил или друзей попробовал включить в игру, которая использовалась на занятиях. И эта обратная связь имеет силу.

Записаться на обучение по программам «Кросс-коучинг. Решение проблемного поведения подростка» и «Подростковый клуб. На пути к успеху» можно на сайте центра «Леда»: http://leda29.ru (12+). Телефон для справок: 8 (8182) 28-67-97.

Наталья ЗАХАРОВА,
фото: Иван МАЛЫГИН