Переправу еще строили, а через нее уже переправляли танки…

Люди и события

Малоизвестные факты из истории Северных конвоев можно узнать на выставке в Интеллектуальном центре САФУ – научной библиотеке имени Е. И. Овсянкина

«Несмотря на то что со всех концов тогда поступали плохие вести, мы за два месяца нашего пребывания в Архангельске не видели ни растерянных лиц, ни признаков отчаяния. Вдоль всей набережной рабочие и работницы усердно укладывали лес в гигантские штабеля, а по реке бесконечной вереницей тянулись огромные плоты из сладко пахнущих сосен и берез».543-14.JPG

Таким запомнился военный Архангельск английскому корреспонденту Голдфри Уинну. Его впечатления, как и множество других любопытных деталей о том непростом периоде, можно найти в статье доктора исторических наук, профессора Владимира Булатова «Конвои идут в Архангельск» из пятитомника «Русский Север». Именно эта статья дала название выставке, посвященной Северным конвоям, которая работает сейчас в научной библиотеке имени Е. И. Овсянкина.

– На выставке «Конвои идут в Архангельск» мы старались собрать издания, которые будут интересны самым разным читателям. Здесь представлена научная, научно-популярная и художественная литература, материалы конференций, различные справочники, статьи из журналов, – говорит куратор выставки Ирина Кузнеченкова, зав. сектором читального зала «Архангельск». – На выставке можно узнать не только о конвоях, но и о людях, которые им помогали – сопровождали в суровых арктических водах, принимали грузы. Чем больше мы погружались в этот материал, тем больше находили фактов, рассказывающих о жизни в городе в Великую Отечественную войну.

В вышеупомянутой статье Владимира Булатова рассказывается, например, что впервые за свою историю Архангельский порт круглогодично принимал суда, и в этом огромная заслуга советских ледоколов.

«В Белом море работали ледоколы «Ленин», «И. Сталин», «Красин»,
«Ф. Литке», «Микоян» и другие. В проводке судов на Бакарицу и Экономию участвовали портовые ледоколы № 6 (капитан А. М. Миронов), № 8 (капитан З. С. Крюков) и «Ленин» (капитаны Н. И. Хромцов и Ф. М. Пустошный). Ледокол «Ленин» сыграл выдающуюся роль в осуществлении круглогодичной навигации в Архангельском порту. Достаточно сказать, что этот ледовый богатырь участвовал в проводке 778 транспортов, в том числе 343 союзных», – пишет Владимир Николаевич.

543-15.JPGВладимир Булатов в своей книге приоткрывает подробности такой интересной страницы истории, как строительство железнодорожной линии от Экономии до Жаровихи, когда северян не остановила даже река: «Положение было сложным – толщина льда едва достигала 65 сантиметров. На помощь в создании надежной дороги были призваны ученые-гидрографы Н. Н. Зубов, М. М. Сомов и архангельский специалист по портостроительству
Г. Я. Наливайко. Их расчеты показали: единственный выход – искусственным путем наморозить лед. Для этой необычайной операции была мобилизована большая часть пожарных помп города. Строительство ледовой переправы еще шло, а через нее уже переправлялись танки. Их путь был сложным: по неокрепшему льду скользил легкий трактор, а за ним на длинном тросе двигались широкие деревянные сани, на которых стояла грозная машина. Эта рискованная операция завершилась успешно. А вскоре в строй вступила и ледовая переправа. Первый мотовоз вел машинист Вениамин Малючин с помощником Василием Поповым. (…) После этого испытания военные грузы стали бесперебойно поступать в Исакогорку, оттуда шли прямо на фронт».

– Книга «Тени над Заполярьем» рассказывает о действиях люфтваффе против Северного флота и союзных конвоев, – делится Ирина Кузнеченкова, демонстрируя нам очередное издание. – На основе архивных материалов, воспоминаний очевидцев и других документальных источников авторы воссоздают события, происходившие в Заполярье с 1941 по 1945 год.

Так, из главы «Архангельск в огне» можно узнать, что к началу августа 1942-го 5-й воздушный флот люфтваффе (германские военно-воздушные силы в составе рейхсвера, вермахта и бундесвера – прим. ред.) успел разгромить мурманский порт. «После этого его основная ударная сила в Заполярье – KG «Адлер» под командованием оберст-лейтенанта Эриха Блоедорна получила приказ разрушить портовые сооружения Архангельска, а также сам город», – пишут авторы.

Они также рассказывают, как в нашем городе была решена проблема пожаротушения: «Вдоль центральных улиц тянулись металлические трубы, имеющие разветвления по перекресткам и выходящие к реке. Там стояли пожарные пароходы с насосами и шлангами длиной по километру. Последние в случае необходимости могли быть подключены к трубам, и вода могла подаваться на значительные расстояния. Кроме того, по реке курсировали буксиры с мощными водоотливными средствами».

Сильное впечатление производит эпизод, как люфтваффе скидывала зажигательные бомбы на наш город, помещая их по 620 штук в специальный контейнер: «При сбрасывании на объект бомбы вылетали из контейнера и рассыпались по большой территории. Их содержимое вспыхивало при трении о воздух, поэтому, падая на крыши зданий или на землю, бомбы уже горели ярким пламенем, создавая очень высокую температуру».

– Сборник «90 штормовых лет» я открыла для себя случайно. В нем нашлись подробности про тральщиков, которые сопровождали суда и чистили море от мин, – рассказывает Ирина Кузнеченкова.

В этом издании, посвященном Архангельскому тралфлоту, есть глава «Тралили рыбу и мины». Она о том, как «мирные рыбаки превратились в военных моряков. Часть отправилась на фронт, но большинство осталось на своих кораблях, надев военные погоны».543-16.JPG

Есть рассказ об экипаже ТЩ-31 (РТ «Засольщик») под командованием Павла Корехова. Он находился в дозоре, когда его атаковали сразу девять бомбардировщиков. Моряки ответили огнем, не допустив прицельного бомбометания, и корабль получил лишь незначительные повреждения. Или о команде СКР-25 «Бриз» (РТ-58), обнаружившей вражескую субмарину в надводном положении. Командир – бывший промысловик Всеволод Киреев велел открыть огонь, а сам направил «Бриз» на подлодку и протаранил. Она ушла на глубину. А еще о стармехе с архангельского «Пеликана» Иване Чекалеве. Судно от взрыва бомбы получило пробоину, и вода хлынула в машинное отделение. Чекалев своим телом закрыл пробоину и держал напор воды, пока не прибыла подмога для устранения аварии.

Одним из самых страшных изданий Ирина Кузнеченкова называет Книгу памяти – в ней перечислены люди, погибшие в войну на море. Список кажется нескончаемым, года рождения этих людей – от 1897-го до 1928-го…

Атмосфера взаимопонимания и общего желания победить фашизм, стать мирными государствами сплотила людей из разных стран, которые боролись с врагом плечом к плечу, борт к борту, – говорит Ирина Кузнеченкова. – Все представленные на выставке издания объединяет одно – подвиг участников Северных конвоев.