Перестраивать транспортный комплекс города нужно постепенно. Чтобы не навредить

Архив новостей, Городское хозяйство

Юрий Максимов: Любой перевозчик хочет поднять тариф, это проще всего,  чем искать более экономичные виды топлива, закупать новые машины, улучшать обслуживание. Но бездумного повышения не будет, за этим очень строго следит губернатор.

С 1 марта проезд в автобусах подорожал на один рубль – теперь он стоит 29 рублей. Что справедливо вызвало возмущение горожан – обещанного рая в пассажироперевозках так и не наблюдается, а цена растет. Этой теме была посвящена встреча и.о. заместителя главы Архангельска по инфраструктурному развитию Юрия Максимова с представителями СМИ.

– Юрий Александрович, чем вызвано подорожание?

– В декабре в правительстве области состоялась встреча с перевозчиками, где обсуждалось повышение стоимости проезда. Они жаловались, что подняли тариф всего на рубль, а это лишь 4 процента. Хочу отметить, что это решение было принято областным агентством по тарифам и ценам.

И повышение именно на 4 процента было вызвано необходимостью обязательной индексации заработной платы водителей и кондукторов. Конечно, любой перевозчик хочет поднять тариф, это проще всего,  чем искать более экономичные виды топлива, закупать новые машины, улучшать обслуживание. Но бездумного повышения не будет, за этим очень строго следит губернатор.

Александр Цыбульский ставит задачу соблюсти баланс и экономики, и экологии. Нужно понимать, что никаких субсидий из городского бюджета автотранспортные предприятия не получают. Мы в результате конкурсных процедур заказываем услугу по перевозке определённых категорий населения. Перевозчики зарабатывают на тарифе.

– Перевозчики в качестве компенсирующей меры ввели проездные билеты. Как вы считаете, это нововведение будет востребовано у горожан и выгодно ли оно в принципе?

– Эта инициатива принадлежит перевозчику и введена только на уровне его маршрутов, поэтому о целесообразности подобного шага говорить пока рано. Возможно, это в какой-то мере и поможет людям, особенно тем, кто ездит на автобусах много и часто. Здесь больше видится маркетинговый ход перевозчика, чтобы подтянуть клиентов именно на «свои» маршруты. Я сам езжу на автобусах и лично вижу, что происходит в общественном транспорте.

– Вы, наверное, первый чиновник, который отвечает за пассажирские перевозки и сам ездит на автобусах…

– А как я могу руководить тем, чего не знаю? Как контролировать процесс, если не испытаешь его на себе? Я даже служебной машиной пользуюсь крайне редко, хожу пешком по нашим улицам – из окна персонального автомобиля много не увидишь. Мне проще сесть на автобус и поехать на нем на работу – заодно и проверить, как у нас возят людей.

– По поводу проверки. Заметили, конечно же, что остановки у нас по-прежнему не объявляют. А где же хваленая громкая связь, на установку которой были потрачены немалые суммы и усилия, чтобы профессионально записать все остановки на маршрутах? Мы недолго радовались цивилизации. Снова пресловутое от кондукторов: «У «Диеты» есть выходящие?». Это в лучшем случае. Чаще всего совсем не объявляют.

– Эта проблема больше всего волнует горожан. И здесь зерно кроется в организации работы заказчиком, а именно: не проинструктированы водители и кондуктора, отсутствие ответственности, контроля со стороны перевозчика. Ну и экономика – уровень заработных плат водителей и кондукторов оставляет желать лучшего, когда у человека нет стабильного и достойного заработка, требовать от него исполнительской дисциплины не приходится.. Мы со своей стороны выявляем такие нарушения и накладываем штрафные санкции на перевозчика.

 – А какое отношение экономика имеет к тому, что водителю нужно просто нажать на кнопку. Им, видите ли, надоедает громкое вещание. Но, простите, это уже неуважение к пассажиру.

– Согласен. Это вопрос дисциплины. И таких замечаний, что не объявляют остановки, у нас целый шквал. Как и других. С руководителей транспортных предприятий мы требуем, это в первую очередь их ответственность – нужно проводить инструктаж со своими работниками, а главное, обеспечить им достойные условия, заинтересовать в качестве работы.

Очевидно, что перевозчики не хотят идти на встречу. А в итоге страдают горожане, потому что нет «культуры перевозки пассажира.» Что такое штраф 100 рублей за сорванный рейс? Копейки.

– А откуда взялись такие низкие суммы штрафов?

– Еще в 1999 году они были приняты исходя из МРОТ. Но уверяю вас, они будут пересмотрены. Предполагаемая сумма штрафа за срыв рейса – тысяча рублей. Это в одну сторону. В итоге – две тысяч на круг. А это уже чувствительное наказание.

Но тут нужно действовать аккуратно, не махать шашкой – потому что в итоге от непродуманных мер мы можем получить полный коллапс в перевозках, сорвать рынок. Поэтому выстраивать заново транспортный комплекс города нужно постепенно. Чтобы не навредить. Экономика перевозок на самом деле просела очень сильно. Пассажиропоток, который составлял более 66 миллионов человек в 2017 году, сейчас упал практически в два раза и составляет 33 с небольшим миллиона в год. Сказалась пандемия, самоизоляция, закрытие льготного проезда.

Уже сейчас очевидно, что планы, которые строились раньше – с новой схемой маршрутов, с полной заменой на большие автобусы не осуществимы в полной мере в сложившейся на сегодняшний день ситуации. Задача, которая поставлена главой города и находится на контроле губернатора, – усилить контроль за исполнением муниципальных контрактов перевозчиками. Нам важно сейчас полностью проработать этот сектор – без спешки и невзвешенных резких движений. Не нужно лихорадочно разрывать контракты, искать новых подрядчиков – важно докопаться до сути.

Мы сейчас дотошно разбираемся в ситуации. Уже есть определенные наработки. Мы должны подробно изучить миграционный поток населения внутри города: вводится новое жилье, а маршруты остались прежними. Отсюда – перезагруженность некоторых автобусных маршрутов. Например, в «пятерку» в час пик не с первого раза влезешь – это я на себе испытал.

Не эффективную систему надо ломать – аккуратно и поэтапно, но менять.

– То есть получается, что то исследование, которое город заказывал в Петербурге, оказалось никому не нужно?

– Не соглашусь с вами. Исследование проводилось в 2017 году и на то время было актуальным. Но за три года из-за ввода новых жилых объектов очень сильно поменялась миграция внутри города. На втором лесозаводе, например, построили много домов, а количество автобусов осталось прежним. По идее, подобное исследование нужно проводить ежегодно, но такие меры наш бюджет не потянет.

Но я уверен, что за несколько лет мы транспортную систему перестроим. Это процесс не быстрый, как я уже сказал, требует разумного подхода. Однозначно скажу, что требования к бизнесу будут изменены, как изменятся и маршруты, и контроль за работой перевозчиков.

– А сколько сегодня перевозчиков насчитывается в Архангельске?

– Всего 14. Три индивидуальных предпринимателя, десять компаний и один МУП.

– Почему в Архангельске допускаются на линию старые проржавевшие пазики, которые небезопасны для пассажиров, к тому же коптят и загрязняют воздух? Во многих городах контрактом оговорен срок службы автобусов, а списанные машины идут к нам.

– Эта проблема одна из важнейших, потому что из-за возраста машин часто возникает срыв выхода на линию. К концу года у нас планируются новые торги – как только мы проработаем маршруты, разберемся в экономике перевозок и разработаем новые условия. Уверяю вас, что в новых муниципальных контрактах одним из обязательных пунктов будет возраст транспортного средства. Я бы вообще хотел, чтобы у перевозчиков была новая техника – как во всех цивилизованных городах.

Кстати, эта холодная зима наглядно показала, как ведет себя списанная техника из Москвы. Большие зеленые ЛИАЗы и синие МАЗы примерно одного возраста. Но мы посмотрели их работу в морозы: у ЛИАЗов отказывала пневматика, а МАЗы показали себя более надежными машинами.

– Тут как говорится, видели глазки, что ручки брали. Наши предприятия закупали технику изначально не для Кубани, а для Севера…

– Согласен. У нас сейчас на линию выходит всего 266 единиц автобусов. На разных маршрутах разное количество. На Кего, например, самый короткий маршрут, четыре километра, там работает один автобус нашего МУПа. Но опять же в распутицу он ехать не может – дороги не позволяют. Туда нужен полный привод, и это тоже будет прописано в новом контракте. К тому же теплый и комфортный. А самый длинный маршрут №23 (МР Вокзал – п. Турдеево) составляет 30 км. Вообще, заканчивая тему пазиков, хотел бы вспомнить, что в 2000-е годы «трудяга пазик» очень сильно нас выручал. После ухода троллейбусов и трамваев, старые лиазы и икарусы не справлялись с пассажиропотоком, люди стояли, мерзли на остановках в ожидании автобусов и с появлением пазиков, которые бегали каждые 15 минут, данная проблема была решена.

Конечно, с той поры уже минуло не мало лет, появились более современные, комфортабельные автобусы, развивается российский сектор автостроения, внедряются новые технологии в производство автобусов и мы, как столица региона, должны идти в ногу со временем, повышая качество предоставляемых услуг и комфортабельность автобусного парка города Архангельска.