Небылицы от говорящей шляпы

Архив новостей, Культура

В Архангельске после многолетней реставрации открылся музей Степана Писахова.

Каменное здание XIX века на улице Поморской принадлежало купцу первой гильдии Андрею Буторову. В 2008 году в памятнике архитектуры был открыт музей Степана Писахова. Но уже в 2011-м его закрыли на реконструкцию.

И вот, спустя десятилетие, музей вновь распахнул свои двери для посетителей. Здание было полностью отремонтировано, и писаховская сказка снова ожила. Вместе с тем в обновленной экспозиции отражены все грани личности Степана Григорьевича – не только как автора поморских небылиц, но и художника, путешественника, публициста, этнографа и даже школьного учителя рисования. Каждый из восьми залов раскрывает эти грани.

Магия белых ночей, сосны на берегу Белого моря, архангельский причал и парусники на Двине, суровая красота арктических широт – все это воспевает Писахов-живописец. Атмосферой края белого безмолвия он буквально жил и дышал, только на Новой Земле побывал не менее 16 раз. И всегда был верен утверждению, оставленному в  одном из очерков: «Север своей красотой венчает земной шар».

– С 1905 года Писахов почти каждый год стремился в Арктику, был участником самых знаковых событий, – рассказывает Наталья Пунина, старший научный сотрудник Музейного объединения «Художественная культура Русского Севера». – У него есть этюд «Самолет Нагурского» – это первый самолет, поднявшийся над Арктикой, и Писахов был свидетелем этого. Участвовал в спасении экспедиции Нобиле, которая в 1928 году потерпела крушение, предприняв попытку полета к Северному полюсу на дирижабле. Поэтому мы нашли возможность расширить часть экспозиции, посвященную Арктике, дружбе с капитанами, прежде всего с Владимиром Ивановичем Ворониным. Здесь есть и его портрет работы Писахова, и камни, которые художник рисовал каждому члену экипажа «Седова» – для него все члены команды были близкими друзьями.

Как говорят музейщики, основная концепция – показать личность Степана Писахова на фоне исторических событий: освоения Арктики, революции, гражданской войны, интервенции.

Предметы старины отражают жизнь нашего города в начале века – это археологические находки, сделанные на заповедной территории «Старый Архангельск». Есть и семейные реликвии, сохранившиеся у архангельской ветви потомков семьи Писаховых: стол, стулья, кресло, столовое серебро, фарфоровый сервиз. В одном из залов воссоздан кабинет писателя.

В новой экспозиции нашлось место творчеству Бориса Шергина, друга и единомышленника Степана Григорьевича. Представлены фотографии, иллюстрации к рассказам, портреты этого северного автора. А вообще, концепция раздела – Писахов в контексте всей северной культуры, поэтому здесь есть и древнерусская, старообрядческая книга, и икона, и скульптура.

Последний зал – самый веселый: здесь представлена сказка северного автора во всей своей фантасмагоричности. Кукла, изображающая Сеню Малину, сам рассказывает свои истории.  Пространство под потолком венчают рыбы и фигура Наполеона, которого Малина «тихим манером выпер из Москвы». Ну и конечно, самый знаменитый образ писаховских небылиц – апельсиновое дерево. Оно, кстати, не простое – горит, переливается яркими огнями, а под ним, на полу, плещутся волны Северной Двины…

Все это стало возможно благодаря интерактивному компоненту экспозиции. Так, одна из витрин, посвященная архангельскому прянику, как по волшебству, превращается в экран и погружает гостей в быт северной деревни, и вот уже хозяюшки месят козульное тесто под протяжные народные песни. Здесь же можно не только услышать, но и воочию увидеть «морожены песни». Или побывать в старинной деревенской избе, выступающей здесь как символ Уймы, родины главного героя писаховских сказок. С детства архангельский автор, как сам вспоминал, «рос среди богатого северного словотворчества».

– Его родная бабка Хиония Васильевна и Дед Леонтий, которого на промысел брали сказочником, были носителями яркого, образного поморского фольклора. В руках Писахова эта народная речь становится инструментом для создания точных, смелых, а порой и сатирических образов, – говорит Наталья Пунина.

Кстати, северное слово писателя можно услышать на выставке не только из уст куклы в виде Сени Малины – почти в каждом зале установлена «аудиошляпа», встав под которую гость может услышать писаховские небылицы и отрывки из очерков. Неслучайно, ведь образ Степана Григорьевича уже не мыслится без этого головного убора. Издалека по шляпе узнавали его и архангелогородцы – современники писателя.

– В свое время Писахов гордился тем, что ему не надо даже паспорта, поскольку везде, куда он заходил, его узнавали. И действительно, как краевед, этнограф он много сил вложил в сохранение культурных памятников. Ездил, в частности, в этнографические экспедиции, собирал материалы и сдавал их в музеи, занимался разбором и сохранением архивов монастырей, церковных книг… И даже сохранением народного пряника козули – у него за это даже диплом есть, – подчеркивает Наталья Пунина. –  Личность знаковая вообще для Севера и для Архангельска, потому что он действительно очень много сделал, не считая живописи и сказочного наследия.