Чьи «лица ярче роз»?

Наталья Захарова

Он мог бы стать
великим русским поэтом,
если бы не два пустяка:
отсутствие слуха и незнание
русского языка.

Александр Красный

С нормами ударения связано, пожалуй, больше всего трудностей, с которыми сталкиваются носители русского языка. Одни слова можно произносить определенным образом и никак иначе («тОрты», «бАнты», не «тортЫ», «бантЫ»), другие дают свободу выбора («мАркетинг» и «маркЕтинг», «твОрог» и «творОг»). Это сложно, но все, что остается, – запомнить и перевести в речевой навык.

«Ах, как крУжится голова! Как голова кружИтся!» – слова из песни «Три вальса» знаменитой советской эстрадной певицы Клавдии Шульженко способны вызвать настоящее головокружение от раздумий, как все же правильно. На самом деле упомянутые строки как нельзя лучше указывают на литературную норму, ведь ей соответствуют оба варианта. Так что если хотите, то пусть голова «крУжится», а если желаете иначе – «кружИтся», конечно же, от счастья или успеха. И пара в танце, и лодка на реке, и снег, и листья «крУжатся» или «кружАтся» исключительно в зависимости от ваших предпочтений. Мне лично ударение на первом слоге кажется будничным, а на втором – более поэтичным.

«ДевИчий стан, шелками схваченный,/ В туманном движется окне» – так начинает рисовать Блок образ своей Незнакомки.  А Пушкин в  «Медном всаднике», признаваясь в любви к Петербургу, пишет, что в городе на Неве «девИчьи лица ярче роз». Спорить с классиками совсем не хочется, но, согласитесь, сочетания со словом «девичий» так и тянет произнести по-другому: «дЕвичья фамилия», «дЕвичья память», «дЕвичья стать». И это тот самый случай, когда лучше пойти на поводу у своих ощущений, ведь словари признают грамотным именно ударение на «е». А что касается лирики, то в поэтической речи отклонение от языковых норм явление нередкое, в частности, «неправильное»  ударение может быть обусловлено стихотворным размером, рифмой или же соответствовать старым литературным нормам. И есть еще один случай, когда «девИчий» можно произносить именно так, – это название оперетты Юрия Милютина «ДевИчий переполох».

С наречием «по-девичьи» следует поступать так же, как и с прилагательным «девичий»: «Актриса продемонстрировала по-дЕвичьи стройную талию». А вот в слове «девица», напротив, верно будет поставить ударение на второй слог: «Дорогой шла девИца,/ С ней друг ее младой…» (из стихотворения Василия Жуковского). В фольклорных же текстах «девица» звучит по-другому: «красна дЕвица», «дЕвица-красавица». Но словари такой вариант дают с пометой «народно-поэтическое», то есть он характерен именно для устного народного творчества и ничего общего с современными литературными нормами у него нет. Подведем итог: «дЕвичий», «по-дЕвичьи» и «девИца».

«Гала-концерт», «гала-праздник», «гала-фестиваль» – слова, которые тоже нередко произносят неправильно. А все дело в первой части: «гала-» (от французского gala – торжество, празднество) вносит значение «большой, праздничный торжественный». Как известно, во французском ударение всегда падает на последний слог, наш «великий и могучий» это слово «позаимствовал», сохранив ударение языка-источника, что, кстати, бывает не всегда. Поэтому правильно: «галА-концерт», «галА-праздник», «галА-фестиваль» и прочие «галА».

Наверное, самое известное «французское» заимствование, с которым зачастую не складываются отношения у наших граждан, – «жалюзи». Многие из «жалюзИ» упорно делают «жАлюзи», хотя грамотным является только первый вариант. Кроме того, это слово неизменяемое, а потому пытаться его склонять не стоит, никаких «жалюзей», «жалюзями» не бывает. И еще: «жалюзи» чаще всего согласуются по множественному числу («красивые жалюзи»), но возможно и согласовани по среднему роду («красивое жалюзи»).

Яндекс.Метрика