Нужны ли нам новые города воинской славы?

Александр Гревцов

Накануне 40-летия Великой Победы в мае 1985 года два города – Мурманск и Смоленск – были удостоены высшей степени отличия. Им было присвоено звание «Город-герой». После этого общее число городов-героев в СССР достигло двенадцати. Отдельной строкой в историю страны была записана Брестская крепость-герой. С тех пор звание «Город-герой» больше не присваивалось.

Тогда я учился в первом классе и со всей своей первоклассной искренностью недоумевал: почему же Архангельск обошли стороной? Обиды на нашего заполярного соседа ни в коем случае не было – город действительно герой. Но уже тогда было понимание, что хоть в Архангельске и не проходила линия фронта, здесь не было великих сражений, но именно наш город в Великой Отечественной войне сыграл одну из главных ролей.

И когда в 2007 году было учреждено новое звание «Город воинской славы», появилась уверенность, что ратный и трудовой подвиг наших дедов и прадедов будет отмечен на государственном уровне.

Так и случилось. С декабря 2009 года столица Русского Севера носит почетное звание «Город воинской славы». С 2007 по 2012 годы этот статус был присвоен сорока городам страны, еще пять обрели его в 2015-м.

После этого прошел слух: новых городов воинской славы в России не будет. Мол, их и так слишком много – 45. А много ли? Справедлив ли такой «мораторий»? Я думаю, нет.

В России более тысячи городов. Маленьких, крупных и очень крупных. И в годы войны жители каждого из них были как одна большая семья, давая отпор фашизму. Да и не только о борьбе с фашизмом нужно говорить – за годы существования Руси нашу страну не раз и не два пытались поработить, завоевать, и в каждой войне были свои герои и свои города ратного подвига.

Тем и уникально звание «Город воинской славы», что оно отражает вклад жителей города не только в победу в Великой Отечественной войне. Оно присваивается «за мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные защитниками города в борьбе за свободу и независимость Отечества». И таких геройских городов по всей стране – десятки, если не сотни, а потому и «мораторий» на присвоение звания несправедлив.

Приведу небольшой пример. В эти праздничные для Архангельска дни состоится съезд Союза городов воинской славы. В столице Поморья соберутся делегации городов воинской славы. Но будет на этом форуме делегация одного города, которому почетное звание пока не присвоено. Это Краснодар.

В марте с коллегами по городской Думе мне довелось посетить столицу Кубани. И помимо знакомства со спортивными объектами, ради которых мы, в общем-то, и ехали, нас познакомили и с прошлым города.

Чтобы рассказать героическую историю участия Краснодара только в Великой Отечественной войне, не хватит и нескольких месяцев. Город находился под фашистской оккупацией шесть месяцев – с августа 1942 года по февраль 1943-го. Каждый день этого периода – целая книга борьбы за свободу нашего государства, подвиги простых людей, подвиги советских солдат. Те, кто пережил оккупацию, называют эти полгода самыми страшными за всю его историю.

Именно на Кубани в июле 1943 года состоялся один из первых открытых судов над немецкими захватчиками. Об этом суде тогда рассказывали все мировые средства массовой информации, здесь были пофамильно названы фашистские преступники и их пособники. Краснодарский открытый суд послужил предтечей знаменитого Нюрнбергского процесса над фашистскими главарями. Да и само имя Краснодара неоднократно звучало в Нюрнберге, поскольку именно этот город стал «испытательным полигоном» для передвижных газовых камер. И освобождение Краснодара – это, может, не такая громкая победа, как прорыв блокады Ленинграда, Сталинградская битва, но тоже очень важная страница истории Великой Победы.

Но дело даже не в Краснодаре. Дело в том, что в России очень много городов, жители которых как один боролись против фашизма за независимость нашей Родины. И присваивая почетное звание «Город воинской славы», мы тем самым боремся с возможными фальсификациями истории, которую наши недруги по-прежнему хотят переписать.

Яндекс.Метрика