Присмотрелся внимательнее, а под мхом каска лежит…

Люди и события

В Музее истории САФУ можно увидеть экспозицию находок, привезенных из экспедиций участником поискового отряда «Десантник» Виктором Чугаевым

– Первый медальон я нашел в 2014 году. Обычная бумажка лежала в гильзе, заткнутой деревяшкой. Медальон принадлежал уроженцу Новосибирской области лейтенанту Александру Петровичу Баранову, – участник поискового отряда «Десантник» города Северодвинска Виктор Чугаев в Музее истории САФУ показывает выставку своих находок, привезенных из экспедиций.

«Передать Петру Баранову», – ровным почерком написано на листочке. Свое последнее послание молодой офицер адресовал отцу. Александр Петрович попал на войну сразу после окончания военного училища и не знал, что папа к тому времени уже сам был на фронте… Обо всем этом поисковику рассказал племянник погибшего воина Леонид Баранов.

– Он искал информацию о своих предках и случайно наткнулся на объявление о том, что разыскиваются родственники Александра Баранова. Ему дали мои контакты, и Леонид мне написал, – говорит Виктор Чугаев.

В Музее истории САФУ можно увидеть снимки военного Архангельска, фотографии и биографии ветеранов… Особый интерес вызывают военные артефакты. Сразу несколько стеллажей занимают находки, привезенные из поисковых экспедиций Виктором Чугаевым.

Молодой человек родом из Суры, приехав в Архангельск, он поступил на лесотехнический факультет САФУ. Когда узнал, что в университете есть студенческий поисковый отряд «Вихрь», стал участвовать в его работе. Именно в нем начинал свою поисковую деятельность.

В первую поездку Виктор отправился в 2013 году в Олонецкий район Республики Карелия.

– Там мы работали по 3-ей Ленинградской стрелковой дивизии народного ополчения (Фрунзенского района). Ездили на разведку, поэтому бойцов тогда было поднято мало. Поисковой деятельностью я заинтересовался еще в десятом классе, а когда прочувствовал все это на практике, сам побывал в экспедиции, понял окончательно: это мое, обязательно буду ездить, – рассказывает поисковик.

На следующий год Виктор Чугаев принял участие в двух экспедициях – летом ездил в Лоухский район Карелии, осенью под Ржев.

– В Лоухском районе мы были под Кестеньгой, где в 1942 году разворачивалась Кестеньгская наступательная операция. Было поднято 111 бойцов, и только у 11 из них удалось установить имена благодаря медальонам и именным личным вещам, – вспоминает Виктор. – В августе вернулись из Карелии, а в октябре отправились под Ржев. Там у нас была запланирована разведка. Под Ржевом разворачивались одни из самых страшных боев Великой Отечественной войны, настоящая мясорубка. Наши войска оказались в окружении, и фашисты «долбили» их всеми возможными способами. Нередки случаи, когда в одной воронке лежит 100–200 человек.

Одна находка особенно впечатлила Виктора.

– Нашел лежанку бойца, стрелявшего из противотанкового ружья. С тех лет остались еловый лапник, он до сих пор зеленоватого цвета, шапочка и отстрелянные гильзы. А останки истлели, все, что осталось от человека, поместилось в пакетик, – делится Виктор Чугаев.

Виктор Чугаев вспоминает, что первую ночь под Ржевом не спал никто, даже те, кто много раз бывал в экспедициях, – все время казалось, что по лесу кто-то ходит и разговаривает. В мистику, конечно, многие не верят, но поисковики рассказывают, что в лесах можно «встретить» бойцов: они появляются из ниоткуда, ведут тебя за собой и в какой-то момент пропадают. В том месте, где образ солдата исчезает, всегда находят останки.

– В Карелии, где мы работали, произошел такой случай. Парни уехали за продуктами в близлежащую деревню, в одиннадцати километрах от Кестеньги. Возвращаются, их всех трясет. Рассказывают, что когда ехали обратно, увидели, как им навстречу взвод солдат марширует. Они по тормозам, а бойцы машину обошли и пропали. Когда на то место приехали поисковики и стали копать, оказалось, что недалеко от обочины взвод солдат лежал, – делится Виктор Чугаев.

У каждого есть свои места, куда хочется ехать снова и снова. У нашего собеседника это Кестеньга. В 2016 году молодой человек там впервые самостоятельно «поднял бойца».

– Мы обследовали территорию, и я нашел пряжку от ремня винтовки Мосина. Присмотрелся внимательнее, а там под мхом каска лежит. Начал разрывать мох, и увидел кости. Поднимал я этого бойца неделю, – рассказывает Виктор.

В семье Виктора Чугаева в Великой Отечественной войне участвовал прадедушка Николай Лазаревич Данилов, он был связистом. Он прошел всю войну, один раз был ранен – под Кенигсбергом, вернулся домой в 1945-м.

– Прадед попал в ряды Красной армии в первые дни войны – 26 июня 1941 года. Я до сих пор не могу найти информацию, где он воевал до 1944 года, – поясняет наш собеседник. – А весной 1944-го он, судя по наградам, попал в только что созданную 176-ю стрелковую дивизию (2-го формирования) на Карельском фронте. Она основана на базе 80-й морской стрелковой бригады, бойцов которой мы поднимаем в Северной Карелии. Получается, что люди, которые сражались в тех местах, где мы сейчас работаем, воевали вместе с моим прадедом, – говорит Виктор Чугаев.

Интересно, что эти факты из биографии прадеда молодой человек узнал уже после того, как несколько раз побывал в экспедициях, когда уже понимал, что Карелия его не отпускает. Неуловимая связь между прошлым и настоящим, между пропавшими без вести бойцами и нашими современниками, которые спустя столько десятилетий «возвращают» солдат с полей сражений, делает память о тех страшных событиях особо живой. Именно поэтому каждый год поисковики едут в экспедиции. Вот и герой нашей публикации нынешним летом снова отправился в Карелию…

Наталья СЕНЧУКОВА, фото: автора

Яндекс.Метрика