Сергей Жигунов: «Фестиваль – как свадьба. Все должно быть по любви»

Архив новостей, Культура

Спустя 18 лет в Архангельск возвращается фестиваль многосерийных художественных фильмов «Сполохи».

Когда-то он зародился и проходил в Архангельске, но затем «ушел» в другие города и последние несколько лет проводился в Южно-Сахалинске под другим названием – «Утро Родины».

Возродить фестиваль в Архангельске предложили губернатор Архангельской области Александр Цыбульский и его президент – актер кино и телевидения, кинорежиссер, продюсер, заслуженный артист Российской Федерации Сергей Жигунов.

Глава региона и продюсер обсудили вопросы организации и проведения этого масштабного культурного события в Поморье.

«Сполохи» намечены на сентябрь этого года. Но, как выяснилось, не все с радостью приняли известие о том, что фестиваль вернется в Архангельск. Кто-то посчитал, что в Архангельске и без того хватает «громких праздников», а чужие фестивали и заезжие знаменитости северянам не нужны. Возрождение фестиваля на прошлой неделе обсудили даже в ток-шоу «Позиция» на телеканале «Поморье».

Так, региональный представитель Союза кинематографистов России Анатолий Конычев считает, что, в общем-то, фестиваль имеет право на жизнь и возвращение в Архангельск, но предложил к его организации привлекать местных специалистов. А директор Архангельского театра драмы Сергей Самодов на возражение оппонентов о том, что Архангельску достаточно того, что здесь проходит Международный кинофестиваль «Arctic open», призвал найти точки сотрудничества.

– Любой фестиваль – это своего рода нетворкинг, некий котел, где люди «варятся» и придумывают новые проекты. Кроме этого, если говорить о том, что такое фестиваль и как его программировать, то есть устойчивая модель и неустойчивая. Неустойчивая – это, когда приезжают люди, получают гонорар и уезжают, а для территории, где прошел фестиваль и для социума ничего не осталось. Устойчивая модель, к которой сегодня стремятся многие международные фестивали за рубежом, заключается в том, что приезжают артисты, труппы или художники и работают в течение недели, создают какую-то коллаборацию. И это либо что-то, что остается в регионе, либо проект, который помогает развивать территорию. А они сами становятся ее амбассадорами, – считает Сергей Самодов, выступая на стороне союзников фестиваля «Сполохи». Он также считает, что Сполохи именно такой фестиваль.

И все же, почему через 18 лет организаторы решили вернуть кинофестиваль в Архангельск? Какова его цель? Программа? Что происходит сегодня в мире кинематографа? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью нашей газете ответил сам Сергей Жигунов.

– Сергей Викторович, как удалось возродить «Сполохи»? Чья это вообще идея?
– Это совместное творчество. Но, я думаю, что благодаря доброй воле губернатора Архангельской области Александра Витальевича Цыбульского.

– Насколько сложно организовать фестиваль?
– Это очень большое мероприятие, поэтому и процесс его организации сложный. В этом процессе задействованы сотни людей – отборщики, критики, киноведы, артисты, режиссёры, сотрудники дирекции. Очень большое количество сотрудников штаба нужны в месте проведения фестиваля. Я точно знаю, что в Архангельске есть опытные кадры, это радует. В целом же, наша команда имеет уникальный опыт организации мероприятий странового масштаба, уверен, что мы справимся. Хочу добавить, что такое крупное и содержательное мероприятие – это всегда «трение умов», обмен компетенциями, обучение, отличная школа для всех, кто в нем участвует. Уверен, что и Архангельской части нашего штаба этот опыт будет полезным.

– Вам не кажется что фестивалей много..
– В стране очень много фестивалей – в реестре Министерства культуры зарегистрировано только 168 международных фестивалей, которые проводятся в России. А есть еще и не международные. Телевизионный только один и делаем его мы. Государство взяло в повестку дня проблемы кино очень серьезно. Это для нас тоже признание нашей работы. Кстати учредителями фестиваля стали Минкульт, Минсвязи, Министерство развития Дальнего востока и Арктики и Роспечать.

В большое дело включились все наиболее мощные телекомпании. Был создан оргкомитет, который возглавил советник президента по культуре Владимир Ильич Толстой. Фестиваль проходил очень ярко и вернул себе индустриальный и творческий авторитет. Не сразу, но его награды стали чего-то стоить. И все время все, приезжая на Сахалин, спрашивали про Архангельск: «Это тот же фестиваль, что был в Архангельске? Какой был фестиваль!».

– То есть идею о возвращении в Архангельск вы вынашивали давно?
– Я несколько лет назад обращался к губернатору Орлову. Но продемонстрированная благожелательность ничем не закончилась. Но фестиваль – это как свадьба. Все должно быть по любви. И сейчас мы видим взаимопонимание, заинтересованность, что очень приятно. К тому же по откликам людей вижу что они помнят фестиваль и рады его возвращению.

– Но не все рады. …
– Вижу что сильно против Московская дирекция международного фестиваля Арктик опен. Не понимаю почему они против – ведь чем больше фестивалей хороших и разных, тем лучше. Дирекция этого фестиваля привозит в Архангельск исключительно норвежские, шведские, немецкие фильмы. Мы на разных полюсах. Нам дорого наше российское кино, которое мы делаем в течение 20 лет мы вложили немало усилий. И как результат, наши фильмы признаны зрителями и международными экспертами. Мы разные и это правильно. И мы хорошо знаем наших коллег, которые управляют этим фестивалем из Москвы. И мы готовы искать точки соприкосновения.

– Сергей Викторович, а сейчас много в России снимается многосерийных фильмов?

– Значительно больше, чем в тот момент, когда мы проводили фестиваль в Архангельске. И, если честно, тогда материала для его проведения было маловато и выбирать было особенно не из чего. Ничего же не было – никаких выдающихся картин еще не сняли.
Но потом индустрия кино резко вырвалась из кино советского периода. Кстати советское кино было и остаётся самым великими и народным.
Я помню цифры первого фестиваля, прошедшего уже на Сахалине – отборщики отсматривали 317 картин, вышедших в эфир в фестивальный год. Это огромная индустрия. Она в несколько раз превышает широкоформатное большое кино. Может быть, в 3-4 раза. И если когда-то у нас здесь в фестивальном центре стояли телевизоры, и несчастные зрители вместе с жюри приходили и смотрели эти фильмы по телевизору. А я думал, как же сделать так, чтобы это было более зрелищным, но ничего придумать не мог, а теперь носитель, на котором можно смотреть сериал – ровно такой же как носитель для художественного фильма для широкого кинопроката. И это абсолютно идеальное качество для кинотеатра со звуком Dolby Digital 5.1 (авт.: система цифрового многоканального звука). Так что, если сериал хороший, то это полноценное зрелище. Важно при этом чтобы оно было про нас, кино про нас.

– К слову, современные сериалы становятся все короче и короче – такая тенденция сегодня на телевидении. Мне так показалось!?

– Вы правильно уловили тенденцию. Еще два года назад мы снимали по 24 серии, а сегодня ведем переговоры с телеканалами о восьми сериях. А платформы и платные каналы и вовсе просят 5-6, а то и четыре серии. А четыре серии по 40 минут – это практически 2-х серийный художественный фильм.
Потом появилась международная тенденция, которую мы угадали когда-в начале двухтысячных годов. Телевидение резко поумнело, телевизионное кино я имею в виду. Это случилось потому что Серьезные режиссеры ушли делать многосерийные фильмы, а кинопрокату все больше остается «марвелов», которые я например уже смотреть не могу. Я даже не знаю, когда я смотрел хорошее широкоформатное кино – Супермен возвращается! «Мстители-6»!

– А кто из великих сейчас снимает сериалы?

Из наших российских режиссёров – Урсуляк, Худяков, Тодоровский, Бортко – это большие серьезные режиссёры. И работы у них уникальные, сложные, заставляющие думать. При этом, народные, любимые всеми. Снимают великие и за рубежом, например, Скорсезе.

– Есть ориентиры в этом смысле?
– Есть совершенно выдающиеся работы. От крайне дорогих – таких как «Игра престолов» в котором каждая серия стоит как игровой фильм, до каких-то умных, очень интеллектуальных проектов, таких как «Озарк» или «Корона» когда, если ты отвернулся за сахаром для чая, уже что-то пропустил. И чтобы понять, что дальше происходит надо вернуться и посмотреть пропущенное. Такая сложность сценария, многослойные истории с выдающимися актерскими работами, невероятными сюжетами сейчас находит своего зрителя. Люди хотят смотреть кино про взрослых, умных и сложных людей, которые живут человеческой жизнью. Весь Голливуд, на мой взгляд, перекочевал в многосерийное кино.

А мы, в общем-то, находимся на острие перемен, происходящих в индустрии массового видео контента, потому что у кинотеатров тоже начинаются проблемы. И правда, зачем вам ходить в кинотеатр, если все дешевле и дешевле становятся телевизоры, уже не надо покупать какую-то специальную звуковую аппаратуру – достаточно поставить какой-то саундбар (авт.: звуковая панель), какую-то крошечную приставку или просто, чтобы телевизор был «умный» с платформами, где уже 3-4 года выходят совершенно выдающиеся картины, которые мы видим на нашем фестивале. Например, «Звоните ДиКаприо!», «Эпидемия», «Шторм» или какие-то другие чудесные работы.

Знаете, два года назад председателем жюри нашего фестиваля был Владимир Валентинович Меньшов – выдающийся отечественный кинорежиссер и великолепный артист. Чтобы он подготовился еще в Москве, ему мы направляли ссылки, потом возили работы на жестких дисках, нарезали на DVD, потому что он никак не мог понять, как это смотреть и вообще, что мы обсуждаем! Он сказал: «Сережа, если хочешь, я возглавлю это жюри, но… что это?»

И когда все закончилось, он вышел на сцену и сказал, что потрясен тем, что увидел. Жору Крыжовникова (авт.: российский режиссер, сценарист и продюсер) назвал выдающимся режиссером, который пришел на смену всем. Гран-при фестиваля его жюри отдало тогда фильму «Звоните ДиКаприо!». Я боялся, что он этого не сделает, но ему хватило таланта и масштаба личности объективно оценить картину.

– Сергей Викторович, можете выделить фильм или сериал, который понравился вам больше других из тех, что смотрели в последнее время?
– Года полтора назад наибольшее впечатление на меня произвел комедийный сериал «Жуки». Я так смеялся! Чудесная работа большого коллектива людей и крайне удачная. Про то, как на альтернативную воинскую службу в деревню отправили трех компьютерщиков-ботаников.

Я надеюсь, что сейчас в конкурс попадут «Мертвые души» Григория Константинопольского. Это 4-х серийная картина, современная версия Гоголя. Картина социально злая. Сатира о региональных чиновниках, не политическая, а такая… социально выстраданная. Очень злая и очень яркая – оторваться нельзя. Знаете, в последние двадцать лет бессмысленных картин было очень много, но благодаря многосерийным фильмам в картины начал возвращаться смысл. А для платформ (платных каналов) нет запрещенных тем и это совершенно вдруг расширило формат. С одной стороны, появились как в 90-е годы голые женщины определенными частями тела и нецензурная брань, с другой – стали звучать какие-то темы, на которые не говорили вообще никогда. Появились фильмы – гражданская позиция. А это очень интересно, и мне нравится, что так происходит, потому что это несомненный подъем: резко растет рынок, финансовые показатели. У все этого существует экономика и она понятна: снимай хорошо и люди будут подписываться и отдавать, пусть небольшие, деньги.

– А как быть тем, у кого нет возможности смотреть фильмы на платформах? Довольствоваться низкоуровневыми шаблонными сериалами, которых наснимали бессчетное количество по примеру «Доярки из Хацапетовки»?
– Это не так дорого, на мой взгляд. Рублей 600 в месяц – это как один поход в кинотеатр, но смотреть можно бесконечное количество фильмов и сериалов. Просто не все об этом знают, хотя у многих в телевизоре это уже «прошито». Нужно просто нажать кнопку и увидеть, что там происходит. Но в общем, вы, конечно правы.

Как во всем мире, это не у нас придумано, есть платное телевидение. Это у нас такое телевидение, а где-нибудь в Америке бесплатно показывают черно-белое кино 56-го года среднего качество. Включаешь телевизор и задаешься вопросом: где оно – великое американское кино? А переходишь на платный канал и там – «все стало вокруг голубым и зеленым».
– Сергей Викторович, давайте вернемся к фестивалю. Вы, насколько я знаю, уже ознакомились с возможными площадками для его проведения. Что вы увидели?
– Я увидел шаг вперед, с чем и поздравляю архангелогородцев. Во-первых, прекрасный драмтеатр, хорошая площадка в «Экспо-центре», в торговых центрах современные оборудованные кинотеатры, в доме правительства отличная площадка – зал высочайшего качества с великолепным ремонтом и оборудованием.

– Фестиваль пройдет в сентябре?
– Да, планируем на начало сентября.

– Уже известно, например, кто будет в жюри? Какие актеры смогут к нам приехать?
– Должна доработать отборочная комиссия, потому что в жюри не должно быть создателей фильмов, которые попали на конкурс. У нас уже есть некое видение того, что должно быть в конкурсе и один из отборщиков уже работу закончил. В целом они, наверное, в течение двух недель выдадут решения. По членам жюри еще кандидатур нет, но жюри, как правило, у нас собирается мощнейшее. Надеемся, что и в этом году оно будет представительным, ярким. Традиционно в рамках фестиваля у нас члены жюри встречаются со зрителями, показывают какие-то свои лучшие работы. Это все очень интересно.

– То есть формат фестиваля останется таким же – с встречами, мастер-классами…
– Ну, эти два дня, что мы провели в Архангельске, пытаясь понять, что поменялось, какие тенденции существуют среди аудитории и мне кажется, что довольно умный надо делать фестиваль. Я думаю, приедут известные кинематографисты с лекциями. Приедут любимые артисты и будут общаться со зрителем. Хотелось бы привезти программу с современными поэтами. Будут, конечно мастер-классы, в том числе и для детей. Думаем пока делать или нет предпрокатные просмотры фильмов. Конечно, будет конкурсная программа, в кинотеатрах покажем фильмы. Будет программа моноспектаклей наших выдающихся артистов – может быть Сергея Маковецкого или Чулпан Хаматовой. Такого уровня. Ну и что-то музыкальное. Мы смотрели на орган и возникла мысль задействовать его в музыкальной программе – сделать что-то необычное. Хотелось бы, чтобы музыкальный цикл был наиболее интересен для архангелогородцев. В любом случае фестиваль будет гораздо шире, чем просто фестиваль кино – с яркими церемониями открытия и закрытия, над которыми сейчас работает постановочная группа. Открытие традиционно будет транслироваться по НТВ, потому что происходящее вызывает большой интерес у телевизионщиков.

– Не будет ли это очередным фестивалем регионального кино, где молодые авторы будут «показывать себя».

– У нас федеральный фестиваль, который уже зарекомендовал себя в профессиональной среде российских кинематографистов. Его лауреатами стали Евгений Миронов, Марк Захаров, Геннадий Гладков, Александр Прошкин, Константин Хабенский, Жора Крыжовников, Александр Робак, Анна Михалкова, в Максим Лагашкин. Я не знаю, кто ещё может похвастаться такими именами и размахом, разве что что «ТЭФИ» или «ММКФ».

– А зачем показывать сериалы, которые все уже видели? Не лучше ли организовать дискуссию с авторами для знающих, чем в который раз демонстрировать популярные хиты?
–  В силу того, что лучшие сериалы выходят сейчас на цифровых платформах, а не на телеканалах, большинство зрителей их не видели. Фестиваль — это хорошая возможность посмотреть новые картины и встретиться с их создателями.

-Вы будете делать упор именно на гостей фестиваля или на прокатную часть?

Архангелогородцы — культурные, образованные, интересующиеся люди. Для них мы и везём обширную программу с лекциями и показами, которые будут интересны тем, для кого кино — это часть жизни. Архангельск для нас совсем не чужой город. Люди помнят, как проходил фестиваль, и какой это был праздник кино.

До сих пор большое количество специалистов из тех времён работают и живут в Архангельске. Во время моего недавнего приезда везде ко мне подходили люди и благодарили за то, что фестиваль возвращается. Да и из всех звонков в студию от простых горожан можно сделать однозначный вывод, что они ждут фестиваль. Уверен, что мы соберём любую площадку.

– Сергей Викторович, расскажите, пожалуйста, об акции «Великое кино великой страны», столицей которой в этом году станет Архангельск.
– Акция появилась в рамках фестиваля телевизионных фильмов и в этом году мы будем проводить ее уже в третий раз. Она посвящена войне. Мы снимаем документальный фильм об одной из великих картин, которые были в свое время созданы теми, кто видел войну или жил во время войны, воевал. Потому что это кино, совершенно иначе показывает нам ка это было. После фильма «Т-34» у меня сложилось отчетливое убеждение, что это надо делать. Еще и потому, что превращение войны в компьютерную игру и надписи на автомобилях «Давайте повторим» – очень нехорошая тенденция. Война — это ужасно. Наша акция антивоенная и проходит по всей стране. В ходе акции порядка двух тысяч кинотеатров по всей стране показывают старый фильм о войне, а также документальный, который сняли мы об этом фильме. В каких-то городах проходит еще и большой концерт. Так, в Архангельске в прошлом году на концерт Олега Газманова и просмотр фильма собрались почти 2 тысячи человек.