Задача главы семьи – научить ребенка жизни

Архив новостей, Люди и события

Журналист нашей газеты поговорил с заместителем председателя регионального Совета отцов Сергеем Шуваловым о социально инфантильных папах, детских обидах, школах для родителей, роли общения в укреплении семьи и многом другом.

Сергей Шувалов – директор социально-реабилитационного Центра для несовершеннолетних «Солнышко» в Северодвинске, заместитель председателя регионального Совета отцов,  возглавляет Совет отцов в городе корабелов. Его собственный родительский опыт – воспитание двоих детей.

 

ДЕЛАЙ КАК Я

– Вы говорили, что основная цель Совета отцов – вернуть пап в семью, то есть приобщить к воспитанию детей. Действительно ли они не умеют быть родителями и их нужно этому учить?

– Мы не учим, мы просто с ними работаем. Отцы как птички: если резкое движение сделаешь – они на другую веточку перелетят. Поэтому все акции и мероприятия, которые мы проводим, направлены на укрепление связей родителей и детей.

Ведь у мужчины не так проявляются чувства к своим чадам, как у женщин: ребенок появился на свет – и вместе с ним родилась любовь. У пап все это развивается постепенно, и только тогда, когда есть общение с ребенком. Основная задача главы семьи – научить ребенка жизни, и эту задачу можно уложить в три слова «делай как я»: ходишь на рыбалку, играешь в футбол –  бери с собой сына или дочь. Для девочек роль отца наиболее значима, ведь от него зависит, насколько она будет успешна как женщина: вот она пришла, маленькая, легла на плечо – всего-то 15-20 минут тесного контакта, а для ребенка это задел на будущее. А если этого тесного общения нет, происходит отторжение. Скорей всего женщина в жизни будет неуспешна, и отношения с мужчиной выстроить не сможет. Диалог с миром складывается из таких, казалось бы, мелочей.

Если мама занимается нравственно-эстетическим воспитанием ребенка, то отец должен знакомить его с обществом, государством, развивать. А у нас папы в основном социально инфантильные. В чем это заключается? Человек может быть успешным в профессиональном плане, а в семье, по его мнению, жена обязана заниматься всем – решать, какие обои купить, куда пойти отдохнуть… Эта позиция не очень хорошо влияет на развитие детей, поскольку они видят семью однобоко, а ведь в ее основе – два человека, это единые традиции, определенные роли. Давайте вспомним историю поморского края: если мужчина уходил в море, женщина, которую у нас любили называть большуха, становилась во главе рода, но когда отец возвращался – все снова занимали свои позиции, то есть супруги воспитывали вместе – отец передавал свое, мужское, а мать – женское.

 

ШКОЛЫ ДЛЯ ПАП

– И как Совет отцов организует это совместное время, чтобы папы с детьми начали общаться?

– Примеров много, приведу один из них. У нас был проект «Папашкола» – шведская идея, которая была адаптирована в Петербурге, а потом получила развитие у нас в области. Основная идея его – приобщить отцов как можно раньше общаться со своими детьми. Отцы шли с удовольствием на этот проект. Но он был, на наш взгляд, все-таки узконаправленный, более ориентирован на мужчин, у которых жены беременны или только родили.

А вот когда чаду два-пять лет, общение можно выстраивать уже более плодотворно – и ребенок открытый, и у отцов больше понимания. Поэтому, вторую школу для пап мы создавали на базе начальных классов в городе Архангельске, а в Северодвинске сделали «Школу мудрого родительства» для отцов, воспитывающих детей от двух до восьми лет. Нашими партнерами выступили психологи, логопеды, врачи города. Очень важно папам не только научиться налаживать связи с детьми, но и знать о том, как их ребенок развивается. А то порой мужчины двухлетних детей пытаются научить их подтягиваться, не понимая, что маленький организм еще не готов к этому.

Мы вспоминали лучшие традиции российской народной школы – играли в забытые игры: потешки, хороводы, музыкальные стулья и другие. Из этого родился проект «Играем с папой». В Северодвинске он работал три года, пока пандемия не вмешалась: папы с детьми проводили время за настольными играми. Это и развитие, и объединяющее дело. И, если честно, мужчины такие же дети: иногда даже во время игры такая ситуация возникала – отец стремится выиграть, заводится как маленький. Объясняешь: нужно быть мудрее, уступать, чтобы ребенок тоже ощутил чувство успеха, а оно в победе.

Из этого проекта родился еще один – «Игровой полигон»: мы приглашали не только мужчин, но и мам, и бабушек, и они со своими чадами играли, уже не только в настольные, но и в подвижные игры – современные и игры советского периода.

Это важно, потому что у современного поколения есть одна очень серьезная проблема – зависимость от гаджетов: когда человек все время в виртуальном мире ожидает ответа, лайка. В этом есть вина родителей, ведь чтобы ребенок нам не мешал, мы ему с ранних лет даем в руки планшет. А потом время проходит – к себе зовем, а он уже не хочет, ему стало интереснее в интернете, у него там мир свой сложился. А родители, которые рядом, воспринимаются как составляющие другого мира.

Удивительно, когда я встречаюсь со школьниками, спрашиваю: а вы были друг у друга в гостях, вместе во дворе играли, знаете, кем у кого родители работают? Нет, не были, не играли, не знают, потому что общаться не умеют. И все, что могут рассказать о своих друзьях, – что Маша любит покемонов ловить, а Петя – в «стрелялки» играть.

 

В МИРЕ РЕБЕНКА – ДВА ЧЕЛОВЕКА

– Вы также совместно с батюшкой и клиническим психологом проводили встречи в роддоме для молодых отцов. В чем эта работа заключалась?

– Клинический психолог рассказывала о родах, о том, нужны ли партнерские роды, ведь это длительный процесс, а мужчины, бывает, в панику впадают. Говорили о роли отца и матери в жизни младенца. И в том числе о том, что бабушки и дедушки должны быть немного в стороне. Что определенные обязанности, например, купание, всегда сохранялись за отцом: когда он придерживает голову ребенка рукой, малыш чувствует пульс папы, и он уже с первых дней жизни понимает, что за ним ухаживают два человека, что мир состоит из двух людей. Вот была мама и он, два сердечка бились вместе, а потом появляется третье сердце.

Психолог рассказывала о последних исследованиях, которые доказали: разлад в семье дети могут ощущать на расстоянии пяти-шести километров. Поэтому если вы ругаетесь в комнате за закрытой дверью, даже если шепотом – у ребенка возникает чувство тревоги.

Вообще, очень много тем было затронуто в ходе встреч. Например, когда начинать заниматься с ребенком? Что делать, когда у женщины депрессия? А послеродовая депрессия возникает у большинства мам – по разным причинам, кого-то, например, слишком тревожит, что фигура испортилась, кожа изменилась. Для мужчины это может быть неважно, а для женщины – очень значимо, и, когда супруг свою половинку не поддерживает, ее состояние только усугубляется.

Объясняем также, что уход за ребенком – тяжелый труд. И когда ты пришел с работы, маме тоже надо дать отдохнуть – на этой почве конфликты в семье достаточно часто возникают. Мужчина считает, что он на заводе отработал – устал, а жена дома ничего не делала. Тогда мы предлагаем: а не хотели бы сами сутки с ребенком провести? Начинают понимать, что появился новый человек, новые обязанности, и справляться с ними непросто.

– А был среди отцов, с которыми приходилось работать, папа, который особо вам запомнился?

– В «Папашколе» занимался отец, который меня поразил. Ему было 42 года, в семье – шестеро детей, и, когда у них с супругой появился еще один ребенок, он пришел в «Папашколу». Я подумал: зачем – с таким опытом? А он говорит: а знаете, все дети разные. Для меня он был учителем, очень многое из его историй о воспитании я лично принял на заметку.

Он, например, рассказывал о многодетных семьях: с одной стороны, считается, что это очень нелегкий труд. С другой – там совершенно другой уклад: один ребенок – это тяжело, два – тоже, три-четыре – уже легче, а пять-шесть –  еще проще. Потому что дети друг за другом ухаживают, помогают младшим, своей матери – создается такой небольшой коллектив.

 

ПОЧЕМУ РЕБЕНОК ВРЕТ?

– В рамках своей деятельности вам часто приходится общаться со школьниками. О чем разговариваете с подрастающим поколением?

– Недавно мы ходили с коллегой-психологом в 10-11 классы, тема нашего разговора – мужественность и женственность. Мы говорили с подростками о роли мужчины в стране, в городе, вели речь о гражданской позиции, об исторических личностях – достаточно широкий спектр тем обсуждали. Все это не изучишь на уроках так, как во время простого общения.

Проводили опрос – что такое мужественность, каким должен быть мужчина-мечта женщины. Ответы совершенно разные – в них звучали слова «машина», «деньги», «защитник», «добытчик». И не было фраз: «хороший человек», «отличный папа».

Выяснилось, что очень много у детей имеется обид на отцов – не понимают, не видят, руки распускают. Из этих встреч у меня родилась другая программа, которая пока не реализована, я ее называю «Отцы и дети». В ее рамках хотелось бы проводить диспуты в форме брейн-ринга, в котором будут участвовать папы и подростки. Через обмен мнениями, открытый прямой диалог они смогут услышать друг друга.

– С неполными семьями приходилось вам работать? Чего дети в таких семьях лишены?

– Конечно, дети из таких семей есть в каждом классе. Чего они лишены? У ребят однобокое восприятие мира, у них перед глазами нет модели мужского поведения.

Самое обидное, если родители в разводе, то почему-то считают, что с детьми они тоже развелись. Когда встречаешься с таким явлением, приходится объяснять: ведь ребенок не виноват, он не просил вас жениться, не просил рожать его, не просил разводиться. Он родился в вашей семье, половинка мамы и половинка папы. Если вы нашли другого спутника жизни, ребенок ни капельки не мешает, он с каждым из вас должен общаться. Часто бывает, что мамы настраивают детей против папы и наоборот. Но тогда ребенок начинает думать: у меня плохие родители. А если он так воспринимает действительность, да еще и в школе, быть может, не ладится, то будет искать доказательства, что он лучше. И может начать совершать глупости.

Плюс ко всему в борьбе между собой родители чаще всего не замечают детей, меньше уделяют им внимания, а если внимания мало – значит, можно поискать его в другом месте. Хорошо, если рядом есть умные бабушки и дедушки, а если их нет – ребенок отыщет компанию среди сверстников, и не всегда положительную.

Даже в благополучных семьях бывает, что взрослые и дети не общаются. Одна мама обратилась ко мне с вопросом: почему моя дочь врет? Стали раскручивать – оказывается, когда-то, в первом-втором классе, она у мамы спросила: а что бы ты сделала, если бы я двойку принесла? А та в шутку ответила: наверное, убила бы. Ребенок воспринял эти слова всерьез и стал скрывать все, что, как ей казалось, маму расстроит. И вот с первого по десятый класс школьница уходит от этой проблемы. Она хорошо учится, занимается спортом, но поделиться своими переживаниями ей не с кем, как итог – постоянный стресс, и ребенок стал наносить себе порезы – потому что боль снимает психологическое напряжение. Мама была в шоке – она и подумать не могла, что случайная фраза приведет к таким последствиям. А вот сели бы сели рядом в нужный момент, поговорили по душам, поплакали, и проблемы не случилось бы.

Сейчас я все больше убеждаюсь: дети не разговаривают с родителями, они отдаляются друг от друга. Все спрашивают: что делать? Да ничего, нужно просто вернуть в семью общение – это главное.

 

ВОСПИТАНИЕ – ДОЛГОИГРАЮЩИЙ ПРОЦЕСС

– Есть ли, грубо говоря, практический выхлоп от работы Совета отцов? Например, конкретный папа, вечно занятой, повернулся наконец лицом к своим детям?

– Таких очень много. Я вообще увлекся этой темой, потому что ко мне пришел один отец с проблемой: дети не играют. Говорит, все есть – и куклы, и машинки… Мы пригласили своих психологов, детей привели – мальчика и девочку, я сел с ними на ковер и стал играть, как сам в детстве, и они подключились, вместе мы и машинки катали, и домик строили. Оказалось, родители считали: игрушки куплены, а дальше дети сами. Но для того чтобы ребенок понял функционал чего-либо, ему надо сначала показать. Это первое. А второе – изобилие игрушек приводит к перенасыщению, у малыша просто пропадает интерес. Поэтому, во-первых, с детьми надо играть, а во-вторых, менять игрушки: часть убрали, часть оставили, потом поменяли.

Я тогда понял, что родители не всегда осознают свою роль в воспитании: оно ведь не в том, чтобы прочитать мораль, стукнуть по попе или купить игрушку. Это долгоиграющий процесс – так воспитать своего ребенка, чтобы на закате лет не жить в доме престарелых. И если к старикам никто не приходит, это не всегда значит, что дети плохие, это значит, что родители что-то упустили, потеряли связь.

– Насколько знаю, вы не только с родителями и детьми, но даже с молодоженами работу проводили?

– Да, до пандемии мы реализовывали проект «Школа жениха и невесты», работали с ЗАГСом. Приходили вместе с психологом и общались с молодоженами.

Не просто так говорят, что молодая семья три года живет, а потом чувства разбиваются о «бытовуху», мы эту темы с парами обсуждаем. Ведь традиции, привычки у двух людей совершенно разные, даже если они одного вероисповедания, национальности. Поначалу этих различий не видно – любовь же. Но потом девушка, например, посуду после себя моет, потому что у нее дома так было принято, а молодой человек этого не делает. Она начинает раздражаться, он возмущается в ответ – в его семье бытовые обязанности возлагались на маму, и никого это не смущало. И вот конфликт назрел.

А мы советуем: не смотрите, что у вас было до свадьбы, каждый в новую семью должен принести что-то свое, нужно принять общие решения о домашних обязанностях, создать собственные традиции. Например, найти рецепт пирога, который вам нравится, дать ему название – и пусть он будет вашим фирменным блюдом.

Наша задача – мотивировать молодых, лампочку зажечь. Правда, никакой статистики, конечно, нет – зажгли мы эту лампочку или нет.